Выберите дату:

Март 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Фев  
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

«Наверное, какая-то работа идет. Но об этом ничего не известно»
«Наверное, какая-то работа идет. Но об этом ничего не известно»
«Наверное, какая-то работа идет. Но об этом ничего не известно»
Ярослав Малых
1

Фото: Бату Хасиков, личная страница facebook.com

Чего добился Бату Хасиков за год работы главой Калмыкии

Исполнился год с момента назначения известного спортсмена и обществненика Бату Хасикова главой Калмыкии. Ожидания от третьего в постсоветской истории главы Степной республики от первоначальных надежд транзитом через разочарование сменились на раздражение.

Как в такие короткие сроки Хасикову удалось растерять значительный кредит доверия населения, какие направления в работе ему все-таки удаются и что он еще в состоянии исправить, чтобы не погубить окончательно политическую карьеру – в материале «Волга-Каспий».

От чего больше опасности исходит для граждан Калмыкии, спрашивают авторы сразу нескольких пабликов в различных соцсетях. И предлагают ответы: «от коронавируса» или «от деятельности Бату Хасикова». Такой опрос распространяется в последние дни в сообществах, маркированных как относящихся к республике Калмыкия. Именно маркированных, потому что около половины активных интернет-пользователей, обсуждающих республиканские дела, давно в Калмыкии не живут. Что, конечно, тоже можно считать еще одним индикатором социально-экономического самочувствия в республике.

Кстати, мировая пандемия коронавируса до последнего была в Калмыкии темой в инфополе сравнительно значительной. Но и тут Бату Хасиков смог удивить, что называется, на ровном месте. 18 марта глава республики издал распоряжение о введении режима повышенной готовности, включающего, в том числе, и запрет массовых собраний свыше 50 человек, а на следующий день сам участвовал во встрече с волонтерами, которых было больше 110. Кроме того, Хасиков попеременно с представителями движения, а также другими чиновниками, говорил в один микрофон. Восприятие молодого главы с определенным снисходительным юмором стало для активных жителей республики общим местом. Но так было не всегда.

Свой среди чужих

Нынешнее реноме Хасикова это следствие политического кризиса, продолжающегося в республике с осени прошлого года.

А первоначально такого сценария ничто не предвещало. 8 сентября 39-летний общественник легко выиграл внеочередные выборы главы родной республики (Хасиков родился в Москве, но вырос в Калмыкии – прим. Ред), набрав 82,57% голосов от пришедших на избирательные участки. Иного сценария и быть не могло – никого из потенциально опасных соперников врио главы, например крупного предпринимателя и депутата Народного Хурала (парламента республики) Намсыра Манджиева, не зарегистрировал избирком.

На главный пост в Калмыкии прославленный в прошлом спортсмен – обладатель титула чемпиона мира по кикбоксингу по версии нескольких ассоциаций – и бывший член Совета Федерации от Калмыкии год назад попал достаточно неожиданно. 20 марта 2019 года Алексей Орлов, руководивший республикой с конца 2010 года, объявил, что на новый срок не пойдет (выборы в штатном режиме должны были состояться в сентябре 2020-го). В тот же день Владимир Путин назначил исполняющим обязанности Бату Хасикова.

От предшественника Хасикова, в глазах общественности, отличало важное главное преимущество – Хасиков сформировался и состоялся в Москве, не имея особых связей с

республиканскими элитами. Для сравнения – и Алексей Орлов и Кирсан Илюмжинов (глава Калыкии в 1993-2010 гг.) были выходцами из семей советской номенклатуры, оба окончили МГИМО (Хасиков – институт физкультуры).

В Калмыкии, как и в любом национальном регионе, небезосновательно считается, что местные элиты почти тотально коррумпированы и властные полномочия осуществляют люди, способные только на перераспределение ресурсов в личных или корпоративных целях. Собственно Алексей Орлов покинул свой пост на фоне нескольких скандалов, крупнейший из которых разразился, когда он уже перестал возглавлять республику. Строительство Ики-Бурульского группового водопровода за 5 млрд рублей обернулось уголовными делами. На днях предъявлено обвинение бывшему руководителю ФГБУ «Управление Калммелиоводхоз» и подрядчикам, строившим объект. По версии следствия они похитили около 300 млн рублей. Первоначально сдача объекта была запланирована на 2010 год, однако неоднократно сроки переносились. В 2011 году строительством впервые заинтересовались правоохранители. В 2016 году Алексей Орлов доложил о завершении строительства президенту Путину, в 2018-м провели торжественное открытие. Однако, в реальности работы не завершены, и водопровод так и не заработал.

Упорство, достойное лучшего применения

Стремление дистанцироваться от «старых» элит у Хасикова выразилось в непредсказуемой кадровой политике. С самого назначения началась чехарда с назначениями на ключевые посты. Сразу на нескольких должностях еще до выборов прошло по две-три ротации. При этом уже первые назначения подверглись публичной критике. Тут проявился некоторый парадокс – калмыцкая общественность, возмущавшаяся «засевшими со времен Кирсана [Илюмжинова] и все гребущими», стала еще активнее протестовать против завоза чиновников из Москвы. Очень быстро противоборство клановости сменилось на противодействие «варягам». Недовольные объясняли: есть же много способных и толковых выходцев из республики, работающих на ответственных должностях в разных регионах. Собственно, на путь привлечения таких кадров и встали власти Калмыкии. Например, главой минприроды Хасиков назначил Очира Джамбинова, много лет работавшего в ЮКОСе, Schlumberger и Phoenix Technology Service. Вице-премьер Наран Кюкеев почти 8 лет работал в аппарате правительства Москвы.

Но эти решения состоялись уже после того, как главные должности получили «варяги». Калмыцкая общественность не очень хорошо приняла назначение премьер-министром бывшего гендиректора ПАО «МРСК Северного Кавказа» Юрия Зайцева, а его заместителем экс-сотрудника Росмолодежи Ирины Шварцман.

Недовольство от этих и некоторых других назначений имело накопительный эффект и к моменту прихода Кюкеева, Джамбинова и других, похоже, вполне адекватных и, что важно для республики, «своих» чиновников уже было значительным.

– Когда Бату пришел, многие жители, думаю, действительно большинство, восприняли его очень положительно. Ощущения были, что это спаситель, что идет настоящее будущее. Но постепенно выяснилось, что даже назначение господ Зайцева и Шварцман показались не такими уж страшными. Они были нивелированы появлением Дмитрия Викторовича [Трапезникова, выходца из ДНР, сити-менеджера Элисты], – рассказал «Волга-Каспий» научный сотрудник БНУ «ИКИАТ», руководитель республиканского отделения молодежного общества политологов Эдуард Ункуров.

Напомним, главой горадминистрации калмыцкой столицы Дмитрий Трапезников, получивший российский паспорт только в апреле 2019 года, стал в сентябре того же года. На первом заседании нового созыва Элистинского городского собрания (ЭГС), в которое, кстати, избраны родной брат Хасикова Аюка и еще как минимум один его родственник, такую кандидатуру предложил глава республики, посетивший заседание. После короткого общения

с Трапезниковым депутаты предложение Хасикова поддержали, хотя признавались, что ничего о Трапезникове прежде не слышали.

Зато, оказалось, слышали активные жители Калмыкии.

– Его прошлое далеко не однозначное. Как сказал один из лидеров протестов: вас знает Гугл, и далеко не с хорошей стороны, – пояснил Эдуард Ункуров.

До конфликта на востоке Украины Трапезников работал в донецком футбольном клубе «Шахтер», а в непризнанной Донецкой народной республике (ДНР) занимал ряд постов вплоть до первого вице-премьера. После убийства в августе 2018-го Александра Захарченко Трапезников на несколько дней занял место ДНРовского премьера, но вскоре уступил кресло Денису Пушилину. Сам Трапезников после этого уехал в Россию, но чем он занимался до того, как объявиться в Элисте, неизвестно.

Это назначение, которое не было публично объяснено ничем, кроме волюнтаризма Хасикова, стало триггером общественного возмущения. Сперва сотни, а затем тысячи граждан стали требовать объяснений или отмены решения. В Элисте состоялась целая серия митингов, в том числе – впервые с 2004 года – несколько несанкционированных. Крупнейший из них 27 октября собрал, по разным оценкам, от 2 до 4 тысяч человек, что для 100-тысячной Элисты является результатом феноменальным. Первоначально у многих политнаблюдателей «рабочей» была версия, согласно которой протесты инспирировал через определенные группы влияния экс-глава Алексей Орлов. Дело в том, что параллельно развивался еще один довольно несуразный политический конфликт – вокруг позиции представителя исполвласти Калмыкии в Совете Федерации. На этот пост как раз и претендовал Орлов, в то время как Хасиков якобы отстаивал кандидатуру своего старого товарища, общественника и шоумена Сангаджжи Тарбаева, известного всей России в качестве бывшего капитан команды КВН московского РУДН. Хасиков сорвал официальные сроки назначения сенатора, выпускал удивительные видео-обращения, в которых говорил, что «борется», а в итоге утвердил-таки сенатором Орлова. Это решение еще сильнее подкосило доверие к самому Хасикову, которого стали воспринимать как политика, не держащего слово и зависимого «от своих кукловодов в Москве».

Однако утверждение Орлова не сократило остроты протестной повестки, скорее наоборот. Митинги против Трапезникова, а потом уже и самого Хасикова, продолжались до последнего времени – буквально до начала ограничений из-за короновируса.

– На митинге 14 марта оппозиция выдвинула ряд уже чисто политических и не только региональных требований. Например, непризнание поправок в Конституцию РФ; добровольное сложение полномочий Народного Хурала, Элистинского городского собрания и самого главы. Он [Хасиков] не ведет никакого диалога с оппозицией. Время от времени надо встречаться, чтобы просто понимать друг друга. Вряд ли это дальновидная позиция, – констатирует Эдуард Ункуров, – такие действия могли заметить представители наших западных партнеров, как известно, не всегда дружелюбных к России. Так что, Бату Сергеевича могут все-таки попросить что-то сделать с митингами. Это тоже своего рода проверка.

К перечисленным политическим проблемам у Хасикова прибавилась и недостаточно, по общему мнению, активная реакция главы на громкий скандал со спикером парламента Хакасии Владимиром Штыгашевым, обвинившим калмыцкий народ в массовом коллаборационизме во времена Великой Отечественной. Откровенно осторожная реакция Хасикова, гораздо скромнее, чем многих депутатов, вызвала новую волну возмущения калмыцкой общественности.

Дмитрий Трапезников, кстати, избавился от приставки «и.о.» к своей должности – он ожидаемо оказался победителем конкурса на должность главы мэрии, проведенного ЭГС. Один из лидеров протестного движения журналист Валерий Бадмаев сообщил «Волга-Каспий», что это решение будет оспорено в судах и надзорных структурах. По мнению оппозиции, Трапезников не мог выполнить одно из обязательных условий конкурса – стаж руководства на государственной или м муниципальной службе.

– У него есть стаж в другой стране. Будь то Украина или непризнанная республика, но это не стаж в России и таковым он признаваться не может, – считает Бадмаев.

Денег нет

Член Клуба экспертов Нижнего Поволжья, профессор кафедры социологии и социальных технологий Волгоградского госуниверситета Александр Стризое считает, что успешное «продавливание» Трапезникова это единственный зримый результат Хасикова за год работы.

– Получается плюс в консолидации общественного мнения, но это мнение сегодня «против» Хасикова: в республике сохраняется активное протестное движение, которое не снимает своих лозунгов. За год Хасикову не удалось начать реализацию каких-либо видимых экономических проектов. Более того, располагая неплохими позициями, связанными с развитием порта Лагань, он ничего не сделал, чтобы оттеснить в конкурентной борьбе астраханскую группировку, которая стремится развивать порт Оля в рамках транспортного коридора «Север – Юг», – считает Стризое.

Действительно, в условиях кадровой и политической неразберихи у Хасикова пока не получается главное – нет никаких позитивных сдвигов в экономике республики и социальном самочувствии жителей.

Самая обсуждаемая новость в республике последних дней – кредит в миллиард рублей, который планирует взять республиканский минфин. Это на фоне того, что республика и так на 74-м месте в России(11-м с конца) по долговой нагрузке на региональный бюджет. На 1 января 2020 года долги калмыцкой казны составили 4,62% или 78,6% к уровню собственных доходов. За год уровень закредитованности вырос на 16,7%.

Депутат Народного Хурала от КПРФ Николай Нуров отмечает, что как раз в новом кредите (он берется для того, чтобы в срок расплатиться с более ранними займами и не повысит общую долговую нагрузку) нет ничего страшного.

– Это нормальный ход минфина, чтобы снизить обременение на бюджет в тех рамках, которые заданы, – поясняет Нуров, – но вообще бюджет дефицитный и очень (на 2020 год дефицит установлен в 129 млн рублей при доходах в 16,2 млрд рублей и расходах в 16,3 млрд – прим. Ред). Это факт.

Нуров объясняет: главное, что непонятно в действиях Бату Хасикова и его команды – какими принципами они руководствуются и какие цели для себя определили, а также есть ли вообще эта самая команда.

– Глава несколько еще в пути, мне так кажется. Правительство, на мой взгляд, не до конца сформировано, как и кадровая политика по отношению к муниципалитетам. Идут какие-то поиски. При этом нельзя сказать, что нет хороших назначений. Например, министр сельского хозяйства (Санал Адьяев – прим. ред), это профессионал, он уже работал на этом посту(в 2014-15 гг.) и неплохо, главой района работал.

Но пока я не вижу цельного плана социально-экономического развития. Есть национальные проекты, есть государственные программы республики, они не вполне увязаны. Необходимо скомпоновать в единый стратегический план хотя бы на 5 лет и уже под него собирать правительство. Пока этого нет. Возможно, я ошибаюсь, может быть, у меня просто мало информации, – говорит депутат. Нуров также отмечает, что в республике нет понимания по инвесторам – «кто заходит, кто уходит».

– Наверное, какая-то работа идет, но публично об этом ничего не известно, – подытожил Николай Нуров.

Эдуард Ункуров также отмечает, что изменения «если и есть, то небольшие, их мало кто видит».

В республике отмечены проблемы https://volgasib.ru/virtual/economic/v-kalmykii-nedoschitalis-korov-a-v-volgograde-zarplat/ в основной производящей отрасли – животноводстве. На этом фоне снижается уровень жизни. Зарплаты жителей Калмыкии, которые при Орлове, хоть и оставались низкими, но несколько лет увеличивались, рост остановили. Медианная зарплата в степной республике 21 тыс рублей, а почти 27 % населения не получают и 15 тыс. «грязными». В этих условиях жители республики стали самыми закредитованными в стране. Отношение среднедушевого долга по банковским кредитам к годовой зарплате превысило 62%. Средний житель Калмыкии должен банкам 248,5 тыс. рублей, причем за последний год прибавил почти 46 тыс.

Это поставило жителей на позицию антилидеров еще в одном рейтинге – в республике самая высокая доля личных банкротств.

В среднем по России это 47 новых банкротов на 100 000 человек. В Калмыкии в 2019-м показатель составил 112(годом ранее было 75).

В таких практически чрезвычайных обстоятельствах Бату Хасиков продолжает держать в секрете свою экономическую политику. Хотя в последнее время делает все больше заявлений, которые можно считать обязательствами. В основном, впрочем, они повторяют обещания, уже розданные им в период предвыборной кампании. Это и решение проблемы воды, и большие проекты благоустройства, и обещание, например, строительства кирпичного завода.

– Может быть, Бату Сергеевич и сможет изменить ситуацию, если все это будет реализовано, пойдут нацпроекты. Но на это нужно еще как минимум пару лет. А есть ли они у него – это вопрос, – рассуждает Эдуард Ункуров.

Руководитель лаборатории социальных исследований Института региональных проблем (ИРП), кандидат политических наук Петр Кирьян отмечает, что долго существовать на одних авансах не может ни один политик.

– Главный KPI, конечно, социально-экономический. Пока у Хасикова не получилось выстроить работу в своей команде, в работе с районами. Это, кстати, вполне можно исправить, но на это уйдут кварталы и годы. Вообще для многих губернаторов, едва ли не для всех, самыми показательными будут III и IV квартал этого года. Наступают не самые сладкие времена, региональным администрациям нужно быть готовым переверстывать бюджеты, вводить антикризисные меры и ехать просить в федеральный центр. У Хасикова отношения там по-прежнему не самые плохие, рабочие, а значит, он и республика могут выиграть, если сможет договориться о преференциях, – рассуждает Кирьян.

Сразу несколько калмыцких политиков, опрошенных «Волга-Каспий» на условиях анонимности, высказали одну и ту же оценку: главная проблема Хасикова в отсутствии продуманной стратегии позиционирования и представления деятельности главы. Будет ли этот фактор играть столь же активную роль в меняющейся обстановке, пока прогнозировать трудно.


Оценить материал


Комментарии: (1)
  • Владимир
    3·24·2020 | 19:19

    Должен отметить вашу осторожную позицию в оценке происходящих событий в республике. Впрочем такой подход присущ ко всем СМИ путинской стабильности. В реальности ситуация намного хуже, чем ее рисуют самые оптимистичные издания. И все аналитики, политологи, эксперты типа Серенко, Стризое и прочие, не рассматривают и не берут во внимание самый главный аспект — мнение народа республики. Например сегодня почти всеми здравомыслящими людьми в республике поддерживается идея изменения парадигмы развития не только региона, но всей России. То, что она себя изжила и требует радикальной смены не вызывает сомнений. Сегодня стоит вопрос о существовании страны. И тенденции к её развалу все тревожное и ощутимее. Поэтому проблема с Хасиковым не самая главная, а скорее третьестепенная. Его нахождение во власти явление временное.