Выберите дату:

Сентябрь 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Не разделяй и властвуй: что не так в схеме управления отходами в Волгоградской области
Не разделяй и властвуй: что не так в схеме управления отходами в Волгоградской области

Фото: Волгоград вошел в пятерку городов на грани мусорного коллапса/ globallookpress

РАНХиГС и «Ъ-Регенерация» исследовали территориальные схемы управления отходами – оказалось, что мусорная реформа, нацеленная на сокращение объемов захоронения и сжигания мусора, провалилась. ТКО производится все больше и больше, и многие регионы зависли перед угрозой возникновения мусорного коллапса.  Волгоградская область – не исключение. Подробности – в материале ИА «Волга-Каспий».

«Эксперимент, очевидно, неудачный»

В 2020 году Владимир Путин признал, что неудачный старт реформы по обращению с отходами заставляет пересмотреть ее концепцию. Согласно новой задумке, многие процессы будут переформатированы – для перехода к экономике замкнутого цикл и сокращения захоронения отходов будет составлена новая схема управления отходами, на этот раз – федеральная.

Оказалось, что существующие схемы обращения с отходами решают прямо противоположную задачу – они ведут к росту объемов ТКО и повышению имеющихся тарифов. Обратимся к цифрам.

Твердые коммунальные отходы (ТКО) составляют около 1% общей массы отходов. Все остальное – это отходы производства и другие отходы потребления. А региональные схемы закладывают 90% объема ТКО и только 10% — другим отходам. Это не предполагает управляемости системы обращения отходов и перехода к переработке мусора. Наоборот, в 36 субъектах РФ ожидают, что отходов с течением времени будет образовываться все больше и больше – и под них нужны новые полигоны.

Заметим, что ни один субъект РФ не считает, что к 2030-му году удастся вдвое сократить объемы образования ТКО. На местах прогнозируют лишь рост населения и, как следствие, увеличение производства мусора. Вместе с этим вырастут и тарифы – так, во всяком случае, запланировано в 72 регионах. Эта цифра растет не просто так, а с оглядкой на необходимость строительства новых «планируемых объектов» (читай, полигонов и мест накопления мусора), а также для того, чтобы не падала выручка у регоператора. Таким образом, ни о каком выполнении наказов президента речи не идет – только о бизнесе. «Чем меньше образование ТКО, тем сложнее обосновать необходимую валовую выручку регоператора и тариф», – пишет Коммерсантъ».

Заметим, ранее глава Российского экологического оператора (компания была организована по указу президента для реализации нацпроекта “Экология”, координации обращения с коммунальными отходами и привлечения в проекты по утилизации и переработке мусора и новых инвесторов)   Денис Буцаев заявил, что над действующей федеральной схемой много работали, чтобы достичь баланса по размещению объектов обработки и утилизации по отношению к объектам образования отходов. Учитывая, что большая часть территориальных схем содержат и близко не точные данные по массе и объемам мусора, принципы тарифообразования, прогнозы и прочие данные, неудивительно, что Буцаева освободили от занимаемой должности в конце 2019 года.

 

Сожжем без остатка

В сухом остатке регионы вплоть до 2030 года не собираются уходить от складирования и сжигания мусора. Меняются лишь названия «объектов» – обработка, сортировка, комплексы ТКО, мобильная сортировка, МЗЦ, МСП, комплексы по переработке отходов. И даже когда речь идет о сортировке «полезных фракций», это объясняется заготовкой брикетов для мусоросжигательных заводов или топлива для печей цементных предприятий.

Это важно – сортировка в России налажена так плохо, что заводы по переработке макулатуры, стекольные, полимерные и прочие рециклинговые предприятия отказываются принимать извлеченную с сортировок массу.

В России не торопятся перенять опыт Европы (там мусоросжигающие заводы вместо угля и газа сжигают мусор и отапливают целые районы), и вместо этого лишь отбирают отходы для их уничтожения. Например, деление на «вторсырье» и «смешанные отходы» в Москве подразумевает отделение органики от сжигаемых материалов. В итоге население является не собирателем вторсырья, а заготовителем топлива для МСЗ.

 

А есть точная цифра?

Пикантность ситуации придает также и то, что статистика Росприроднадзора не отражает реальную картину. Например, до сих пор не все отходы вывозятся на санкционированные полигоны –  многие частные домовладения пользуются услугами частников, сваливающих мусор в ближайший овраг. Кроме того, некоторые отчеты учитывают мусор дважды – это связано с набором столбцов таблицы отчетности.

Интересно, что РЭО утверждает, что ему удалось добиться «более-менее» реальных цифр. В то же время эксперимент «Ъ-Регенерации» в Нижнем Новгороде показал, что жители многоэтажки производят не 290 кг отходов в год каждый, а всего 113. А если организовать нормальный раздельный сбор мусора, эта цифра снизится еще на 40%. Экстраполируя эти цифры на всю страну, можно получить, что при повсеместном разделении отходов на ТКО и вторсырье жители будут образовывать не 60 млн тонн, а 16–17 млн тонн ТКО в год.

 

Напряжение только растет

С момента объявления мусорной реформы в обществе начала расти напряженность. Первыми возмутились предприниматели, а после и рядовые жители – сказалась неподготовленность инфраструктуры, из-за которой города буквально тонули в мусоре. С этого момента возмущение росло точно снежный ком. Эксперты Wasteconsulting разработали методику оценки риска возникновения мусорного коллапса и составила индекс мусорной напряженности.

В итоговом рейтинге по рискам возникновения мусорного коллапса Волгоградская область заняла пятое место. Регион также признали аутсайдером в реализации мусорной реформы в ЮФО. Причина этому – провал задачи снижения тарифной нагрузки на граждан и снижения объемов собираемых отходов. Вместо раздельного сбора и переработки региональный оператор ООО «Ситиматик-Волгоград» сосредоточен на удовлетворении собственных интересов, а также выбивании долгов из населения, благодаря чему фирма неустанно раздувает штат сотрудников претензионного отдела.

Ранее журналисты ИА «Волга-Каспий» рассказывали о том, что регоператор вывозит рассортированный мусор на одном грузовике, сваливая в кучу стекло, пластик, бумагу и прочие отходы. Обещанного в конце 2020 года раздельного сбора не дождались ни в одном из заявленных районов. Кроме того, местные подрядчики вместо ликвидации свалок просто присыпают их землей, и на этом осваивают миллиарды федеральных денег. Все, чем бравируют чиновники – лишь кратковременной заморозкой тарифов, и при этом волгоградцам приходится постоянно оспаривать в судах неверно начисленную плату за вывоз мусора.

В конечном счете, отмечают авторы исследования, несмотря на заморозку тарифа, введение льгот для малоимущих, многодетных и других мер поддержки, напряженность никуда не ушла – лишь сменила характер со взрывного на тлеющий.

 

А что делать?

Помочь с проблемой мусора   сами граждане и рециклинговые заводы. Регоператор должен лишь перевозить мусор от контейнера до полигона. И, соответственно, нужно стимулировать не перевозчиков (им интереснее скорее собрать, закопать или сжечь), а побудить граждан сортировать мусор, а производства – использовать вторсырье.

В 2020 году федеральный бюджет выделил 9 млрд руб. на поддержку регоператоров. В 2021-м выделили еще 1 млрд руб. на контейнеры для ТКО. Власти называют это созданием инфраструктуры для будущей переработке ТКО. На деле же их большая часть непригодна к вторичной переработке –  все это будет закопано или отвезено на сожжение. Вместо этого разумно было бы выделить деньги на заготовительную инфраструктуру и обеспечить достаток сырья для рециклинга, создать правовые нормы, отдающие приоритет закупке продукции из вторсырья, работам и услугам, вовлекающим вторсырье в повторный хозяйственный оборот.

 

 


Оценить материал

Читать volga-kaspiy.ru в