Выберите дату:

Сентябрь 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Здесь будет город-сад?
Здесь будет город-сад?
Фото:

Волга-Каспий

Эпоха великих перемен лишь слегка подпортила внешний облик Царицына. Пятую годовщину окончания Гражданской войны наш город встречал, находясь практически в состоянии стабильности: заводы худо-бедно работали, на причалах теснились баржи с горами арбузов, а в клубах крутили немое кино. Город жил своей обычной провинциальной жизнью. Лишь изредка его тишину нарушали возгласы митингующей молодежи, вопли пьяных непманов да редкие выстрелы налетчиков. Город ждал переименования и великих строек. И только мелкие проблемы мешали величию этого ожидания: вонь канализационных вод, поломки трамваев и нерешенный жилищный вопрос. В конце 1924 года власти Царицына настоятельно попросили центральные власти предоставить городу ссуду из средств Коммунального кредита на восстановление городского хозяйства.

ОЧЕНЬ ХУДО БЕЗ ВОДЫ

Система водоснабжения и канализации Царицына медленно, но верно приближалась к своему краху. С 1914 года сменявшие друг друга власти о водопроводных магистралях города почти не вспоминали. 10 лет спустя город начала мучить жажда.

Большая часть испрашиваемых у Москвы средств (200 тысяч руб. золотом) Губисполком собирался потратить на проведение «насущно необходимых» работ по восстановлению водоснабжения города. Этих денег хватило только на увеличение производительности фильтрации станции первого забора воды да на перекладку всей сети водопроводных линий.

Инженеры предлагали также осуществить на эти деньги выгодный инвестиционный проект. Город покупает 400 водомеров и сдает их в аренду потребителям. Затем спрос на водомеры вырастет, и их можно будет продавать в неограниченных количествах. Таким образом, затраты на водомеры смогут быстро окупиться, а переход на новую систему оплаты пользования водопроводом даст городской казне ощутимую прибыль, «так как прекратится хищнический способ пользования водой, существующий благодаря отсутствию водомеров». Кроме хищения воды, водомеры решат проблему «неправильной нормировки расхода воды подушно в количестве 1,5 ведер на человека». Эта норма была явно занижена, особенно для летнего времени. Итак, владелец водомера мог сэкономить на «водных» затратах, самодисциплинироваться и за это – рассчитывать на большую норму расхода воды.

ТРАМВАЙ ЖЕЛАНИЯ

Электрический трамвай – гордость царицынцев, символ мирной жизни и стабильности. Проржавленные и залатанные, они умудрялись работать даже тогда, когда в пределах города велись боевые действия.

В тяжелые времена лихолетья «электрический трамвай был лишен возможности производить какие-либо серьезные ремонтные работы». Это и привело к его «естественной изношенности». Устранить все дефекты с помощью средств, получаемых от пассажиров, «несмотря на ряд мер», не удавалось. Ремонт вагонов и оборудования Трамдепо и путей «носили кустарнический способ» из-за отсутствия материалов: из старых деталей делали «новые». Специалисты утверждали, что безубыточная эксплуатация трамвая возможна только после проведения капитального ремонта подвижного состава, сети, путей и восстановления оборудования ремонтных мастерских. Планировались также работы по проведению новой трамвайной линии х. Купоросный – Царицын.

На эти цели власти города выделили из полученной ссуды 50 тысяч рублей золотом.

НЕНАВИСТНЫЙ ГУБИНЖ

Для Царицына двадцатых годов жилищная проблема была самой злободневной. Победившему гегемону негде было жить. Многие семьи рабочих ютились в тесных бараках и сырых землянках. Подобное положение дел беспокоило градоначальников, поэтому в 1926 году начинается разработка проектов по расширению черты города Сталинграда и оживлению жилищно-коммунального строительства. Так, город должен был поглотить рабочий поселок Минина со всеми его садами и огородами, родниками и колодцами. В 1927 году планировалось строительство новых жилых домов, бань, столовых, больниц, клубов и кинобудок.

Грандиозная стройка началась с размахом. Впрочем, на пути марша энтузиастов встали две проблемы: Губернский инженер и дефицит кирпичей.

Губернский инженер Волошинов Е.А., лицо надзирающее и увещевающее, вступил в должность в июле 1925 года. С тех пор он «прилагал все усилия на то, чтобы ввести строительство в рамки законности и порядка». Но снискать славу и почести на этой ниве ему так и не довелось. Волошинова презирали и ненавидели все: руководители предприятий и мастера, чиновники и градоначальники. Все они считали Губинжа тормозом прогресса и подвергали его «нападкам и прямо, и косвенно». Ну, как можно было любить человека, который утверждал только 1/10 часть от числа всех проектов. Остальные 9/10 сооружений, по его словам, «возводились без утвержденных проектов…и не отвечали требованиям и правилам строительства, санитарии, противопожарной безопасности и экономики».

Губинж постоянно указывал на организационные недочеты: «все хозучреждения почему-то главную массу строительных работ сосредотачивают на конец строительного сезона, в результате чего появляется нехватка материалов и зарплаты, спешность работ, несоответствие употребляемых материалов техническим требованиям, взвинчивание цен на материалы и зарплату». Сама доставка материалов к месту работ производилась часто небрежно: «песок, глина, известь и цемент сваливаются где попало, засоряются, втаптываются в грязь, разносятся ветром и превращаются в негодный материал». Простои на стройках приняли массовый характер. Ощущался острый недостаток в специалистах: «среди лиц низшего техперсонала действительно мало агентов, знающих в совершенстве то или иное мастерство строительного дела – их нужно подбирать среди старых опытных мастеров».

«ТЕПЛАЯ КЛАДКА»

АРХИТЕКТОРА ВУТКЕ

Острый недостаток жилья и дороговизна кирпичных построек вынудили техническую мысль страны работать над вопросом удешевления конструкций, искать новые методы строительных работ.

В то время в России производили кладку стен по старинке – в 2,5 кирпича. Советские архитекторы пришли к выводу, что «старорежимную» кладку можно легко заменить более экономной и дешевой – в 2 и даже в 1,5 кирпича! При этом уменьшалась «мертвая кубатура» зданий и «удешевлялся» фундамент. В то же самое время сохранялась их прочность, устойчивость, несгораемость и долговечность. Впрочем, теплоизоляционные свойства стен при этом падали, но предлагалось утеплить кладку промасленной бумагой, которая служила прокладкой для швов.

«Гигиенический режим стены в 2,5 кирпича не может быть признан удовлетворительным для современного жилья с маленькими плотно заселенными комнатами» – такой вывод сделал московский архитектор О.А. Вутке, который и предложил этот новый способ «теплой кладки». Опытные постройки по способу Вутке были проведены в Москве, Ленинграде и Иваново-Вознесенске. На очереди был и наш город.

Архитекторы и власти города пришли в восторг от технико-экономического эффекта системы Вутке: экономия раствора и кирпича увеличилась на 25%, уменьшилась толщина фундамента, в полтора раза сократился расход рабочей силы на 1 квадратную сажень и на 8% снизились расходы. Город, запланировавший на 1928 год двукратное увеличение объема строительства и ощущавший острый дефицит в строительных материалах, мог надеяться на выполнение взятых на себя обязательств.

6 октября 1927 года в Москву срочно выехала делегация архитекторов и инженеров города во главе с заместителем Губинженера А.К. Виц-Римером.

Спустя месяц в Сталинграде была предпринята первая попытка опытного строительства здания по системе Вутке. На территории Горсадоводства Губкоммунхозом была построена одноэтажная кирпичная сторожка с «теплой» кладкой в 1,5 кирпича. Виц-Ример, приехавший для обследования воздвигнутого сооружения, был удручен увиденным. Архитектору Вутке, изъявившему желание приехать в Сталинград для инструктирования кладки стен, в приеме было отказано. По причине отсутствия квалифицированных каменщиков.

ВОРОНЬИ СЛОБОДКИ

Летом 1926 года ненавистный для всех Губинж Волошинов призвал власти дать бой незаконно построенным хижинам. Самовольное строительство приняло в Сталинграде массовый характер. Люди строили свои хибары сами, не дожидаясь помощи государства. Власти только разводили руками. Они ничего не могли поделать с малоимущими нарушителями закона, которых не пугали ни штрафы в 100 руб., ни принудительные работы до 1 месяца. Власти города явно пустили этот процесс на самотек: ни одно из определений Нарсуда о сносе подобных сооружений не было приведено в исполнение. Пожарные команды, в обязанности которых входил снос незаконных сооружений, бездействовали…

По просьбе редакции ИА «Волга-Каспий» экскурсию для читателей в Царицын-Сталинград первой четверти прошлого века провел краевед и журналист Ярослав Ященко. Нам она показалась не только интересной, но и крайне занимательной с точки зрения прямых аналогий с днем сегодняшним. Тут вам и водосчетчики, и транспортная проблема, и стихийная застройка, и точечная… А еще нерешенный жилищный вопрос, плохое качество строительства, отсутствие специалистов и желания все сделать как положено… Может, и впрямь правы злобные скептики, утверждающие, что этот город никогда не станет садом? Нет, мы не хотим в это верить! А вы?


Оценить материал

Читать volga-kaspiy.ru в