Выберите дату:

Июнь 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

«Немцев готовы были разорвать»: пережившие ад Сталинграда дети пухли от голода, но не сдались
Фото: Алексею Иванович у Цегулеву во время Сталинградской битвы было 7 лет

Накануне 9 мая журналисты ИА “Волга-Каспий” побывали на левом берегу Волги, в районе хутора Бобры, который во время Сталинградской битвы был практически полностью разрушен. Но при этом здесь оставалось гражданское население – старики, женщины, дети. В 1942 – 1943 годах напротив Сталинграда –  в населенных пунктах левобережья, а также в окрестных лесах стояли наши войска. В зарослях до сих пор можно обнаружить ямы, оставшиеся от блиндажей.

В лесах напротив Волгограда левом берегу Волги сохранились ямы от солдатских блиндажей

Памятные места нам показал волгоградец Алексей Иванович Цегулев, переживший 7-летним ребенком Сталинградскую битву. Он очень хорошо запомнил те страшные дни. В детскую память навсегда врезались жуткие детали и ощущения.

В лесах на левом берегу Волги до сих можно найти следы солдатских блиндажей

Многодетная семья Цегулевых жила на левом берегу Волги напротив Сталинграда – в хуторе Бобров (в наши дни – Бобры). Глава семейства работал на речной переправе, и когда к Сталинграду подобралась война, помогал в эвакуации  населения.  Погиб отец Алексея Ивановича Цегулева прямо на пристани,  во время массированной бомбардировки 23 августа 1942 года.

– Мать, обезумевшая от горя, осталась с 4 детьми. Когда начались интенсивные бомбежки, а дом наш разрушило, соседи и мы решили уйти в лес, в сторону хутора Невидимка. Взяли с собой единственную корову и пошли. В лесу встретили подразделение красноармейцев. Командир молодой увидел мать с выводком детей. Спросил, где мы живем.

– Куда же ты их ведешь. Весь лес забит беженцами, скоро холода, у вас уведут корову, вы пропадете. Мы как раз идем на Бобров. Выроем у вас во дворе блиндаж, будете рядом с нами.

-Корову мы зарезали, засолили мясо и этим питались. Но в основном нас подкармливали солдаты. По вечерам они собирались у нас в блиндаже, набивали вещмешки продуктами, раскладывали боеприпасы, а ночью переправлялись на рыбацких лодках на правый берег, в Сталинград. 5 лодок уйдут, а под утро возвращаются 2-3. И вот эти молодые ребята приходили в блиндаж, садились за стол и пили водку. Один солдатик как-то взял у нас солонины, так командир поставил его у нас дворе перед строем, бил по лицу и кричал, чтоб не смел у нас воровать.

– Солдаты были нам как родные. Всю Сталинградскую битву мы так и прожили. В блиндаже была печка-буржуйка из металлической бочки, вместо светильника – гильза, ее сплющивали, наливали бензин и вставляли кусок шинели вместо фитиля… чадило ужасно..

-Не было ни одежды, ни обуви, одни лохмотья. Выбирались из землянки во двор на мороз босиком. Вши, фурункулы по всему телу… даже говорить об этом не хочется. Бомбежек не боялись – знали, что если прямое попадание в блиндаж, то сразу все закончится. Не помню никакого страха, весь левый берег был усыпан трупами…В каждом дворе хоронили кого-то, казалось, что так и должно быть.

-А вот когда в феврале 1943 года битва за Сталинград завершилась, и ушли наши солдаты, то тогда наступил страшный голод. Есть было нечего. Зиму кое-как протянули… Я, например, опухал от голода – был как шар прозрачный. А весной мы ели вербные и березовые сережки. Только в начале лета 1943 года в Краснослободске построили пекарню и власти начали организовывать выдачу хлеба. Его привозили в хутор Бобров на лошади.

-Еще помню колонны пленных немцев. На них было страшно смотреть. Наши измученные страданиями и голодом люди смотрели на них с такой ненавистью…даже дети. Иногда женщины набрасывались на истощенных фашистов с кулаками, готовы были разорвать… А мальчишки как-то облили немца бензином и подожгли.

-Уже потом, после войны, когда я поступил в техникум в Сталинграде, я был настолько худой, что городские ребята, жившие посытнее, называли меня «ходячая смерть»… Но, видимо, я уже был настолько закаленный, что меня ничто не брало.

Алексей Иванович Цегулев говорит, что время битвы за Сталинград советские солдаты не дали умереть его семье о голода

Алексею Ивановичу Цегулеву сейчас 85 лет. 50 из них он проработал на заводе «Ахтуба» – прошел путь от инженера-конструктора самой низшей категории до заместителя директора предприятия. На пенсию ушел только в 80 лет. Сейчас ради детей, внуков и правнуков продолжает вести летопись своей семьи и говорит, что живет только с добром в сердце и бесконечно благодарен матери Федосье Алексеевне, сумевшей в годы в войны сохранить всех своих малолетних детей.
А еще Алексей Иванович до сих пор помнит лица наших солдат, уходивших в ночи к переправе на правый берег Волги – в Сталинград.


+6
Оценить материал

Читать volga-kaspiy.ru в