Выберите дату:

Сентябрь 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Владимир Ефимов, председатель Волгоградской областной Думы: В наш регион должны прийти крупные экономические игроки

Фото:

Волга-Каспий

Газета “Цена вопроса” №3 от 30 мая 2014

То, что Волгоградская область находится нынче в тяжелом положении, знают даже школьники – слышали от родителей. Эти самые родители обсуждают экономические проблемы региона между собой и с друзьями. А еще признаются в том, что не имеют ни малейшего представления о том, чего нам, волгоградцам, ждать от будущего, что конкретно собираются предпринять власти для того, чтобы выровнять сложившуюся ситуацию. Об этом мы решили поговорить с председателем Волгоградской областной Думы Владимиром Ефимовым.

– Владимир Вячеславович, поставим вопрос ребром: какова цена вопроса восстановления экономики Волгоградской области?
– Я думаю, 2-3 десятка миллиардов рублей в год. Это, если говорить об инвестиционном бюджете. То есть о тех сегментах, которые требуют достаточно быстрых вложений в наши инвестиционные площадки. В первую очередь, это инфраструктура.

– Строительство, например…
– Совершенно верно! Строительство – один из основных факторов роста экономики. Подготовка инфраструктуры – дорог, водопроводов, электросетей – это самая болевая точка сегодня. У нас в программе только по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья стоит задача построить 70 тысяч квадратных метров жилья. В целом надлежит возвести 200 тысяч квадратных метров. На действующих сетях это сделать невозможно. Предстоит, что называется, в чистом поле возводить новые. И вот тут, для решения этой задачи, все отрасли экономики должны отработать по полной программе.
Есть и еще одна проблема в связи со всем вышеизложенным. Власти надлежит переориентировать муниципалитеты на то, чтобы они, в принципе, стали заниматься проблемой ветхого жилья. Принятый не так давно облдумой тариф на капитальный ремонт домов, понятное дело, не решит всех существующих проблем. Без федеральной помощи мы в этом направлении мало что сможем сделать. Как и без комплексного освоения тех территорий, которые освободятся после сноса этого самого ветхого и аварийного жилья. На этих площадях уже можно строить жилье более высокого класса. А если говорить о промышленных площадках, то это, конечно же, заказы. И гособоронзаказы, в частности.

– Вы 100 миллиардов для Волгоградского тракторного завода имеете в виду?
– Не только, а точнее, не столько их! Все в восторге по поводу заказа, но… Нужно понимать, что в 2014-м году из озвученной суммы поступит только небольшой транш, а основной план производства начнет реализовываться с 2015 года. ВГТЗ, кстати, может дать дыхание еще двум, как минимум, площадкам. Это, собственно, тракторостроительное производство, которое сегодня необходимо модернизировать, и, что самое главное, развитие судоремонтной площадки судостроительного завода. Причем последняя площадка на сегодня даже лучше подготовлена. А что касается Тракторного… Это, безусловно, перспективная территория, и сегодня мы всерьез обсуждаем с правительством размещение там промышленно-индустриального парка. Часть здешней территории можно было бы отдать под жилую застройку. А всю заводскую инфраструктуру – энергетику, газ, железную дорогу – следует, на наш взгляд, серьезно обновить, потратив на это 5-7 млрд. рублей, и запустить новое производство с нулевыми стартовыми налогами. Это: налог на имущество, землю, прибыль и бесплатное подключение к сетям. А старые, ветхие корпуса предприятия, безусловно, подлежат сносу.

– О каком новом производстве идет речь? О потребительских товарах или об оборонном производстве?
– Это может быть смежное производство. Но я бы заострил внимание на производстве материалов, которые будут использованы при строительстве объектов социальной сферы, к примеру, тех, что потребуются к Чемпионату мира по футболу. Мне кажется, это разумно. Так поступают многие другие регионы, успешные в своем экономическом развитии. Не стоит лишний раз объяснять, что будет существенно минимизирована логистика самых востребованных на сегодня материалов. Таких, как пеногазобетон, композиты и прочее… Объем их выпуска, конечно же, должен быть сбалансирован с объемами строительства, с потребностями в них региона. То есть перед властью стоит задача коррелировать всю строительную отрасль, все государственные рубли, которые инвестируются, и уже под это разработать стратегию размещения производств всех видов строительных материалов. А бизнесмены и потенциальные собственники, если у них будет понимание того, что региональный протекционизм возможен, с большим удовольствием развернут в области свои цеха.

– Помнится, не так давно вы в беседе с директором ВГТЗ упомянули важность производства тракторов. И услышали в ответ, что, если власти всерьез возьмутся за стимулирование аграриев, то это за собой повлечет и ренессанс тракторостроительства. Так вот, возможно ли на сегодня стимулирование аграриев?
– В разделе АПК точка роста это – орошение и мелиорация. Сегодня необходимо модернизировать всю эту отрасль: сети водопроводов, насосов, водоканалов. И сделать это можно за счет федеральных средств, но местными руками и материалами. У нас для этого все есть: и бетонорастворные мобильные узлы, и задвижки, и металл, и специалисты, и композитные материалы. В регионе производятся все те же пластиковые трубы, за которыми не надо ездить в Казань. Нам просто следует внимательно изучить вопрос: почему местные материалы такие дорогие и какие факторы на это влияют.
Госпрограмма помощи агропромышленному сектору весьма емкая, 180 миллиардов, если я не ошибаюсь. Рассчитана она на несколько лет. А сельхозтоваропроизводителям сегодня действительно нужна господдержка. Через лизинговые программы по закупке техники, к примеру. Если селянам будет компенсирована хотя бы часть расходов по процентам и банковские кредиты станут доступнее, то сельхозтоваропроизводители будут с удовольствием покупать новую технику. Те же трактора…
Но пока они покупают американскую или то, что производит Ростсельмаш. Получается, мы стимулируем экономику Ростова, Краснодара и прочих регионов… Увы, в этом вопросе мы проигрываем конкуренцию потому, что, опять же, затраты на нашу технику выше… Что делать в такой ситуации, мы обсуждали выше…

– Владимир Вячеславович, смогут ли, на ваш взгляд, областные власти стать тем лоббистом, который сможет получить деньги, необходимые для стимулирования как аграрного сектора, так и других секторов экономики?
– У нас есть идея, которую мы неоднократно обсуждали с врио губернатора области Андреем Ивановичем Бочаровым, – снижение доли софинансирования по всем государственным программам, учитывая финансовое состояние региона. Чтобы это было не 50 на 50, а порядка 5-30%, учитывая масштабы регионального бедствия. В том же АПК масштаб такой, что нужно менять 90% всей инфраструктуры. И если в этом направлении софинансирование будет составлять с нашей стороны 5%, то область, безусловно, потянет это направление. Нужно учитывать колоссальные погодные риски, имеющие место в регионе, на сегодняшний день мы не в состоянии контролировать урожайность, качество, количество и себестоимость сельхозпродукции.
И здесь самым важным моментом является хранение и глубокая переработка. И если потенциальный партнер области, желающий вложить деньги в эту сферу экономики, поверит в то, что его завтра не «швырнут», что есть на сей счет закон, который сработает, что компенсируют этому коммерсанту часть его затрат, то есть он на горизонте увидит свою окупаемость, то, конечно же, он будет инвестировать свои средства и дальше масштабировать проект. Давно уже понятно, что нет смысла возить помидоры за 500 километров, чтобы там делать из них пасту, нет смысла зерно возить как сырье…. Никто не отменял принципа рентабельности и разумной достаточности.
А потому консервные и прочие перерабатывающие предприятия должны находиться в регионе. А это очень финансово емкие производства. И все же ряд компаний, в том числе и американских, готовы прийти в регион.

– То есть вы ведете речь о государственном протекционизме?
– Да! Однозначно!

– Как вы считаете, способен ли Андрей Иванович Бочаров, если он станет народно избранным губернатором, сформировать ту власть, которая станет активным игроком на экономическом рынке?
– Думаю, что способен! Многие идеи уже обсуждены, работа с федеральными структурами активно продолжается. Кроме того, имеются и готовые решения, подписаны и продолжают подписываться важные для региона документы. Все это происходит еще до выборов и губернатора, и нового состава областного парламента. Уже сейчас имеются конкретные договоренности и с минфином, и с минпромом, и с минторгом. Эти министерства дают Волгоградской области огромную и весомую поддержку. При этом и мы понимаем, в каком направлении должны двигаться. К нам партнерами, как говорится, «стучатся» те же дорожники, которые говорят: у нас есть свои ресурсы, свои технологии, своя техника. Если между нами и властью региона будет договор на весь объем работ, мы готовы построить дороги по адекватной цене с понятными для себя гарантиями. И это говорит компания с мировым именем и огромным опытом, качественными материалами и новейшими технологиями. Компания, готовая взять на себя ответственность, которой не нужны все деньги за работу сразу… И эта самая компания в состоянии по своим новым технологиям строить сельские дороги в два раза дешевле и в очень короткие сроки: по 5-7 км в день!

– Круто!
– Да! Но в этом вопросе самое главное – доверие между собственником, потенциальным инвестором и исполнительной властью. И тогда в регион придут крупные игроки по основным проблемам сегодняшних реалий.

– И одна из таких проблем – сфера ЖКХ!
– Так и есть. На практике получается, что ЖКХ сегодня – это неизведанный сегмент рынка. Доселе все оттуда только брали. Схема известна: на действующий дом и его инфраструктуру садились самые настоящие жулики. Они выкачивали деньги в виде платежей населения, затем перерегистрировали свою управляющую компанию и возвращались качать дальше. Деньги уходили из этого сектора экономики стремительным потоком. Мошенники обворовывали ресурсоснабжающие организации, вешали огромные долги на муниципалитеты и в то же время не вкладывали ни копейки в модернизацию сетей.

– Хочется верить, что скоро в сфере ЖКХ заработает новая система…
– Так и будет. Это может быть лицензирование управляющих компаний. Есть еще вариант: ресурсоснабжающие организации должны открыть свои РКЦ и напрямую получать деньги за поставленные ресурсы от населения. Но все равно нужен игрок, который вкладывал бы деньги в систему ЖКХ, занимался капитальным ремонтом сетей с тем, чтобы получить свою эффективность. Не секрет, что потери в сетях (если говорить о том же теплоснабжении) огромны. На входе температура воды составляет 70-80 градусов, на выходе зачастую – 30. А ведь гигакалория стоит сегодня огромных денег. Потери же оплачивает потребитель, то есть население. Так вот, если инвестору будет понятно, что экономия, которую он получает в результате инвестиций в капремонт, пойдет на окупаемость, то найдутся желающие заниматься этим сложным делом. Но бизнесмены должны знать, что не случится следующего: власти скажут ему: вот твоя НВВ – необходимая валовая выручка, минимальная, между прочим, но мы же ее тебе обеспечили… А так было доселе. И так быть не должно впредь!

– ЛУКОЙЛ-Волгоградэнерго была года 4 назад презентована глобальная программа модернизации теплоэнергетики Волгограда миллиардов на 25. Но при губернаторе Бровко все как-то «заглохло»…
– Причина простая: в городе и области не было управляемости, никто не мог гарантировать ЛУКОЙЛу никаких внятных и выполнимых условий. А потому, не имея потребителя, инвестировать в теплоэнергетику компания не стала. А то, дескать, арендуй на 11 месяцев сети, работай, а там посмотрим… А через 11 месяцев поменялся персональный состав депутатов, у которых что-то щелкнуло в голове, и они решили выдвинуть инвестору, уже вкачавшему свои средства, новые условия. Потом, уже при Боженове, начался открытый конфликт по вышеозвученному сценарию. Причем конфликт, перешедший в фазу шантажа. Понятно, что ЛУКОЙЛ махнул рукой: если вам не надо, живите, как хотите… Вот и получается: отсутствие желания у власти напрячься и решить проблему отпугнуло сильного игрока, потенциального партнера. И ведь ЛУКОЙЛ не был, что называется, хищником в этой ситуации. Он брал сети в аренду, серьезно инвестировал в их ремонт и требовал только одного: объяснить населению постепенный рост тарифа в ближайшие 10 лет. За это время компания бралась отремонтировать все сети, чтобы потом, по истечении 10-15 лет, хоть что-то начать зарабатывать на поставках ресурса. Повторюсь, для инвестора важна вменяемая, понятная власть, на которую он будет сориентирован. Чтобы были с властью железобетонные договоренности, которые позже не будут дезавуированы в суде. Важна и легитимность руководителя, подписавшего тот или иной документ.

– В прошлом году по распоряжению бывшего губернатора Боженова правительство области резко сократило расходы на содержание транспорта. Есть ли у вас информация о планах новой администрации вступить в переговоры с РЖД по реализации договоров по созданию так называемых мини-электричек, мобильных поездов?
– Да, я в курсе этих планов. У правительства региона есть совместное с РЖД предприятие – «Волгоградтранспригород». На него выделяются приличные суммы дотаций… Но сама по себе модель выдачи этих дотаций при полной неуправляемости процесса выдачи разрешений на маршруты утопична и неэффективна. Получается, мы разрешаем маршрутчикам занять самые прибыльные маршруты освобождая муниципальный транспорт от пассажиров. А пассажиры привыкли к быстроте и удобству, к остановкам по требованию и т.д. Тем временем, муниципальный транспорт, получающий дотации, не стремится минимизировать свои расходы. Зачем, к примеру, переходить на газ, снижая затраты? Хлопотно как-то… А потому нет конкурентной среды.
Понятно, что муниципальный транспорт всегда убыточен и дотационен во всем мире. Но объем дотаций должен быть разумным. Опыт других субъектов показывает, что на самых напряженных маршрутах должен работать именно муниципальный транспорт – вместительный и безопасный. Чтобы каждый водитель был профессионально освидетельствован перед выходом в рейс.
Важен для региона и рельсовый транспорт – самый безопасный, быстрый и прогнозируемый с точки зрения прибытия. Словом, ведем переговоры… Настрой у Андрея Ивановича Бочарова такой: в область на переговоры должны вернуться те потенциальные инвесторы, которых отпугнула прежняя власть. Власть нынешняя должна создать для будущих партнеров максимально комфортные, тепличные условия, полный режим благоприятствования, такой административный режим, при котором ни один чиновник не посмеет ставить палки в колеса. Ведь имеющимися у субъекта средствами мы будем решать стоящие сегодня вопросы лет 20 а может быть, и 30.

– Но если регион получит все необходимые средства, как долго он будет выходить из кризиса?
– Я оптимист, но считаю, что все равно не менее 5 лет. Мы не волшебники, и нельзя все решить за один день и даже за один год. Быстро можно сделать только кое-как, а мы хотим хорошо и надолго.
Предстоит большая трудная работа, и мы к этому готовы.


Оценить материал

Читать volga-kaspiy.ru в