Выберите дату:

Январь 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Дек  
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


Фото:

В городе-спутнике Волгограда на заседании по делу об «убийстве» из-за громкой музыки 26 февраля опросили оперуполномоченного, который занимался делом, и супругу обвиняемого.

Когда Виталия Бельченко вели под конвоем, жена со своим защитником поджидали его в коридоре. Увидев друг друга, супруги радостно обменялись приветствиями, а затем мужчину препроводили в зал заседаний.

Процесс начался с того, что адвокат Бельченко повторно выступил с ходатайством о проведении закрытого заседания. Он снова вспомнил об угрозах от неизвестных лиц в адрес жены и мамы подсудимого и попросил приобщить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Против этого выступила прокурор, пояснив, что Виталий обеспечен надежной охраной, и его жизни и здоровью точно ничего не угрожает.

После этого адвокат от имени супруги Юлии Бельченко попросил вернуть два айфона 10 X и 7+ стоимостью от 70 тысяч рублей и  Porsche Cayenne Turbo 2005 года выпуска, которые арестовали во время расследования. Защитник уверен, что эти вещи не имеют отношения к делу. И снова возражение прокурора – оснований для возврата арестованного имущества нет. Эту позицию разделил и суд.

Первым свидетелем стал оперуполномоченный отдела полиции городского ОМВД, который в то злополучное утро прибыл на вызов. Он пояснил, что на проспекте Ленина был обнаружен труп с огнестрельными ранениями, предполагаемый убийца с места происшествия скрылся, а затем в качестве подозреваемого в поселке Металлург в Волгограде задержали Виталия Бельченко. Он был у бабушки и пояснил, что «просто хотел отдохнуть».

Виталий Бельченко заметно напрягся, когда в зале появилась его супруга Юлия в качестве свидетеля. Она пояснила, что 29 сентября крестили младшего сына, а затем дома отмечали это событие пивом. Выйдя на лавочку, Бельченко встретили крестных Федотовых и отправились к ним в гости. Там Виталий уснул, а затем Юлия с Федотовым пошли к ним домой. Сидели на кухне, пока муж спал, и когда гость решил остаться, постелили и ему.

— Под утром нас разбудила громкая музыка. Вбежала старшая дочь: Мама, мама, мне страшно! — поведала Юлия. – На улице была компания из 3-4 человек. Я сделал им замечание и в ответ услышала нецензурную брань.

От громких криков проснулся супруг, который пошел с Федотовым на улицу, а сама Юлия зашторила окна и ушла спать. В это время с младшим сыном в квартире также находилась няня.

Проснулась Юлия только от звонка сотрудников правоохранительных органов во входную дверь. Девушка рассказала, что во время свидания,  уже будучи задержанным, муж поведал, что в схватке с Куделиным оба мужчины повалились на землю, и он нечаянно нажал спусковой крючок на пистолете.

Рассказ свидетельницы вызвал массу вопросов со стороны обвинения и потерпевшей. На все Юлия, немного нервничая, пояснила, что даже не видела, как муж доставал пистолет, и не беспокоилась за него, так как ей нужно было успокоить ребенка.

— А что в тот вечер вы делали в пивной рядом с домом? – внезапно спросила мама убитого Дмитрия.

– Покупали закуску и пиво, — пояснила Юлия.

Тогда в дискуссию вмешалась судья Татьяна Секерина. Она поинтересовалась, сколько нужно было выпить такому крупному мужчине, как Виталий, чтобы дважды в один вечер уснуть.

Это вызвало нешуточное волнение у подсудимого. Затем адвокат потерпевшей спросила, проявляет ли трезвый супруг агрессию, на что Юлия не смогла дать внятного ответа.

— Когда во время расследования мы сидели в машине с Федотовым, он признался, что все были «обдолбанные», — поделилась сожительница убитого Татьяна. На что Юлия возразила, что у них спортивная семья, и крепче пива они ничего не употребляют.

После этого допрос супруги решил устроить сам Виталий Бельченко.

— Юлия, скажите, были ли в ваш адрес угрозы и оскорбления, когда вы попросили прекратить шуметь, звучали ли они от Куделина? – читая по бумажке, спросил супруг.

— Думаю, я бы это восприняла именно так, — ответила жена.

— В чем конкретно была угроза, — осведомилась судья?

— В ответ, когда я попросила сделать музыку потише, понеслась нецензурная брань, — неуверенно ответила Юлия.

— Вы живете на третьем этаже, как он мог попасть к вам? Зачем отправили мужа, если боялись за безопасность семьи? – недоумевала судья. – Вы отпускаете пьяных мужа и Федотова, затем ложитесь спать. Если так боялись, надо было вызвать полицию.

Причина таких противоречий стала понятна, когда прокурор попросила огласить первоначальные показания Юлии от 30 сентября.

Согласно этому протоколу, в тот роковой вечер около 21:15 Виталий Бельченко сам позвонил Федотову, по кличке «Псих», и предложил вместе выпить. Затем две семейные пары отправились за разливным пивом, употребили около пяти литров, а затем еще поехали за добавкой.

Не удивительно, что вся компания была в состоянии сильного алкогольного опьянения. Федотов уснул в квартире Бельченко, так как нетрезвые хозяева не могли найти ключи от двери. Юлию разбудил гость, сказав, что обнаружил их.

Затем женщина якобы услышала громкую музыку и разбудила спящего мужа, чтобы «он разобрался» с нарушителями спокойствия и при необходимости применил силу. Услышав напутствие, Виталий полез в сейф за пистолетом, а приятелю вручил биту.

Когда вооружённые мужчины вышли во двор, Куделин стоял в одиночестве, его приятели отошли.

— Зачем вы говорите неправду? – справедливо заметила судья после оглашения показаний. В это время Виталий заметно занервничал и взглянул на жену.

В пользу первоначальной версии говорит и информация, полученная нами от свидетельницы, которая не спала в роковую ночь. Женщина рассказала, что не слышала никакой громкой музыки, а Дмитрий Куделин был один во время жестокой расправы.

— Вы, оказывается, были сильно пьяны и спровоцировали мужа – жестко резюмировала Татьяна Секерина. – Куделин просто включил музыку, он ни в кого не стрелял. А вы на тот момент с шестимесячным ребенком, в коматозном состоянии! Юлия, вы понимаете, что провокатор Вы? У вас пластиковые окна, конец сентября, уже не жарко. Просто закрыли бы их и все. А вы призвали пойти и разобраться. Сильное опьянение провоцирует агрессию.

Судья отметила, что женщину сразу предупредили об ответственности за ложные показания, на что та возразила, что спешила вернуться к детям и даже не читала документ. А затем, запинаясь, добавила, что нигде не работает, Виталий – единственный кормилец в семье, и отсутствие мужа плохо сказывается на детях, поэтому просит нестрогого наказания.

Также Юлия отметила, что желает частично возместить ущерб потерпевшим, просто у нее не было возможности выйти с ними на контакт. Судья сказала, что не возражает, и этот вопрос нужно решить в очном порядке.

А затем действие плавно перетекло в коридор здания суда. Когда Юлия Бельченко подошла к сожительнице убитого Татьяне, та заявила, что не собирается брать деньги, а отца ее пятилетней дочери уже не вернуть. Когда Бельченко попыталась возразить, что ее дети тоже остались без папы, Татьяна резонно заметила, что он хотя бы живой.

 Алена Александрова