Выберите дату:

Сентябрь 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Главе Федерации профсоюзов припомнили продажу за бесценок волгоградского санатория
Фото: Глава федерации независимых профсоюзов России сказочно разбогател/ globallookpress

Главу Федерации профсоюзов заподозрили в использовании госфондов как источник личного благосостояния. Оказывается, реализация санатория «Дубовка» брянским «эффективным менеджерам» за гроши – только незначительный эпизод в освоении «золотой жилы».

Как стало известно «Волга-Каспий», на последнем заседании Совета по стратегическому развитию и нацпроектам под председательством президента Путина Михаил Шмаков, лидер ФНПР засомневался в объединении Пенсионного фонда и Фонда соцстраха. Он заявил, что объединение бессмысленно без «точной настройки и доработки» – но никакого подкрепления своим словам не предоставил.

Интересно, что четыре года назад Шмаков также выступал против новшеств, критикуя передачу в ведение ФНС администрирование страховых взносов ( что привело к повышению собираемости на 6,7 % в первый же год)

Сегодня социальные фонды – скорее архаичное наследие девяностых, и без выполнения заявленной функции они превратились в дорогостоящих и зачастую малоэффективных посредников между плательщиками страховых взносов и поставщиками услуг. За прошлый год через подобные фонды прошло 13 триллионов рублей, 70% доходов федерального бюджета. А такие массивы средств порождают  коррупционные соблазны, по итогам которых заводятся уголовные дела.

Эксперты утверждают, что принципы работы фондов нужно в корне изменить: слияние сократит административные расходы, объединит информационные системы, позволит жестко контролировать финансовые потоки, повысит прозрачность и обоснованность расходов. Это позволит сэкономить до 300 миллиардов рублей в год.

Однако Шмаков выступает против объединения, словно пытаясь сберечь влияние ФНПР и возможность лоббировать определенные договоренности, регулировать порядок и величину страховых взносов. Но главная причина многолетнего сопротивления лидера профсоюзов в другом: он опасается излишнего внимания к работе ФНПР. Ведь в свое время организация выгодно реализовала 2 582 крупных ликвидных объектов, доставшихся по наследству от советских профсоюзов, пишет «Мосмонитор». Сведения об их продаже и о доходах от управления санаториями, пансионатами, гостиницами, Дома Союзов в Москве и прочих заработках ФНПР содержит в строжайшем секрете. Но эта закрытость ведет к росту коррупции и уголовных дел против профсоюзных функционеров, включая директора знаменитого Дома Союзов и родственников самого Шмакова, занятых в управлении профсоюзной собственностью.

Стоит заметить, что ФНПР из 60 миллиардов рублей выделяемых бюджетных средств тратит 88% на поддержание собственного существования.

За деятельной поддержкой трудящихся ФНПР замечается нечасто – чаще организация ратует за популистские инициативы, например, увеличение зарплат работников за счет маржи работодателей. То, что эта идея заставит бизнес уходить в тень, не так важна: главное для фонда – изобразить активную деятельность.

Заметим, что за годы руководства Шмаковым ФНПР, всплыла информация о предполагаемых массовых хищениях госсобственности с участием лидеров организации, а также об уголовных делах, которые множатся год от года. В данный момент расследуются очередные факты масштабной коррупции. Например, в 2017 года на балансе профсоюзной организации находилось 1082 объекта недвижимости и 67 земельных участков. К сегодняшнему дню 274 объекта и 36 участков отошли третьим лицам по заниженной цене.

Одной из иллюстраций сомнительной работы ФНПР может считаться  продажа санатория «Дубовка» на берегу Волгоградского водохранилища. В 2017 году санаторий продали столичному ООО «Фортривьера». Эта фирма принадлежит Юлии Москаленко –  бывшей сотруднице брянского кафе «Три медведя».  Юлия Сергеевна, как и некоторые другие приближенные к губернатору Андрею Бочарову уроженцы города Клинцы Брянской области, в Волгограде резко поднялась по карьерной лестнице. Работница кафетерия стала одним из учредителей Волгоградского автопарка (“дочка” ПитерАвто) и главой «ВЗБТ+», преемника Волгоградского завода буровой техники.


Это интересно: с 1993 года, когда Шмаков занял пост председателя ФНПР, его семья сказочно обогатилась. За считанные годы семья профсоюзного босса получила активы на несколько сотен миллионов рублей. У Шмакова квартира за 30 млн рублей в Пресненском районе Москвы, большой участок земли на Плешковском заливе в Тверской области. На безработную супругу записаны еще три квартиры в Москве и доля в элитных апартаментах на 3-й Тверской-Ямской улице стоимостью свыше 45 млн рублей. Также ей принадлежат два дома и три земельных участка в Новой Москве и в Наро-Фоминском районе. А сын главы ФНПР, еще будучи студентом, стал обладателем недвижимости в Москве и Подмосковье стоимостью в несколько десятков миллионов рублей. В гараже у Шмаковых стоят «Победа», 22-я «Волга» и «ГАЗ» 69А ценой по 8 млн рублей каждая, «Чайка» за 11 млн рублей, Cadillac Deville и Mitsubishi Pajero, а также «ГАЗ» М-21 «Волга» и «ГАЗ» 12 ЗИМ.


Откуда идут деньги? Одной рукой глава Федерация профсоюзов публикует громкие заявления якобы с заботой о населении (индексация пенсий и призывы увеличить зарплаты), а другой – гребет миллионы в личный карман. Каждый год Шмаков получает от государства миллионы рублей в качестве зарплаты, регулярно выписывает себе премиальные и даже материальную помощь – по причине пенсионного возраста. Вместе с тем он выбивает субсидии на работу ФНПР – эти деньги идут, куда бы вы думали? – на нужды руководства федерации. Так, в прошлом году федерация выпросила  1,2 млрд рубле – столько же просят и в этом году. Деньги выделяют на погашение долгов: при подготовке к Олимпиаде-2014 организация перечислила 532 млн рублей собственных средств и похлопотала о кредите почти в 2 миллиарда рублей на капремонт сочинских объектов. Деньги разделили на две структуры, одна стала фигурантом уголовного дела о мошенничестве, ее имущество разошлось по бросовой цене третьим лицам.

Остается понадеяться, что кормушка скоро захлопнется – работой ФНПР заинтересовались Генпрокуратура, Росимущество, Счетная палата, ФНС и другие госорганы. Пока же власти готовят закон, который сможет защитить профсоюзное имущество от дальнейшего расхищения, не говоря уже о существующих многочисленных исках о пересмотре незаконных сделок купли-продажи. Главное, чтобы ответственность понесли не только причастные к хищениям, но и те, на кого оформлено нажитое нечестным трудом.


Оценить материал

Читать volga-kaspiy.ru в