О главном
07.04.2017 15:13

Депутат Госдумы, заместитель секретаря генсовета партии «Единая Россия» Ольга Баталина дала интервью изданию «Аргументы недели», в котором рассказала о реализации партийных проектов, а также о перспективах развития массового спорта и поддержке жителей российских сёл*.

– Ольга Юрьевна, недавно «Единая Россия» утвердила список из 25 федеральных проектов. Кто является автором этих инициатив и как определяется их приоритетность?

– По сути, сами люди и задают вектор наших программ. Ведь именно они на встречах, при личном приёме, в самых разных дискуссиях обращаются к партии с просьбой обратить внимание на тот или иной важный для них вопрос. И такое взаимодействие очень продуктивно – в результате рождаются проекты, которые решают конкретные проблемы населения.

Именно так, например, появилась программа «Строительство физкультурно-оздоровительных комплексов», которая была запущена ещё в 2006 году. В результате за 10 лет было построено и реконструировано свыше 600 спортивных объектов по всей стране. Причём ФОКи мы строили не только в крупных городах, но и в небольших райцентрах.

– При этом проблема массового спорта не решена – в деревнях и сёлах порой просто негде заниматься.

– Конечно, но обслуживание и ремонт того же ФОКа в селе станут неподъёмным бременем для местного бюджета. Поэтому ещё три года назад в рамках проекта «Детский спорт» стартовала партийная инициатива по ремонту и реконструкции спортивных залов в сельских школах. С 2014 года отремонтировано 3200 таких спортзалов. А в этом году на эти цели у нас заложено 1,3 миллиарда рублей.

– Существует и другая проблема – народ мигрирует из сельской местности в города. Деревни вымирают. Есть ли проекты, которые помогут возродить русское село?

– С такой территорией, как у нас, мы не можем позволить себе бесконечного скопления людей в крупных городах, которые только разрастаются и в которых уже начинаются проблемы с коммуникациями и инфраструктурой. В конце концов – это вопрос национальной безопасности. Но мы сами провоцируем эти процессы, если не занимаемся инфраструктурой в сёлах. Для решения этой проблемы у нас предусмотрен целый ряд проектов. Один из них «Российское село» – как раз направлен на развитие и укрепление агропромышленного комплекса. Сюда же можно отнести программы «Дом садовода – опора семьи», «Детский спорт» и другие. Также мы не оставляем без внимания райцентры – если не создавать условия для комфортной жизни там, то люди опять же будут стремиться переехать в крупные города. Так, мы впервые запустили проект «Театр малых городов» вместе с Союзом театральных деятелей России. Он будет касаться поддержки творческой деятельности муниципальных театров в городах с населением менее 300 тысяч человек. На эти цели выделено 670 миллионов рублей.

Вдобавок с этого года заработают ещё два новых партийных проекта. Это «Парки малых городов», в рамках которого поэтапно начнётся комплексное благоустройство парков в городах до 250 тысяч жителей, – на эти цели заложено 500 миллионов рублей, – и проект «Местный дом культуры», на который выделено 1,4 миллиарда рублей, это ремонт сельских клубов, домов культуры в городах с населением менее 50 тысяч.

– Проектов много, и теперь важно обеспечить качественную реализацию каждого из них. Как это будет происходить?

– Координаторов проектов мы подбирали с точки зрения их профессиональной компетенции и опыта, как правило, это депутаты Государственной думы. Помимо этого при каждом проекте создаётся Общественный совет, мы активно привлекаем простых жителей, инициативных людей, общественные организации, некоммерческие организации. Такие общественные советы нам необходимы, чтобы аккумулировать вокруг них экспертов, лидеров мнений, представителей науки, партийный актив. Будем стремиться к тому, чтобы эти проекты работали не один год.

* Текст интервью приведён с сокращениями.

15.03.2017 16:50

В преддверии трёхлетней годовщины присоединения Крыма к России журналисты издания «Аргументы недели» пообщались с предпринимателем Олегом Зубковым, владельцем зоопарков «Сказка» в Ялте и «Тайган» в Белогорске, о том, что изменилось для бизнесменов после «Крымской весны»*.

– К сожалению, День всекрымского референдума (16 марта) уже сейчас, спустя всего-то три года, стал сродни празднованию 8 марта, изначальный смысл которого массово утрачен, – сожалеет Олег Зубков. – Мы ведь тогда не только от украинских националистов в Россию бежали, мы хотели перемен во власти, в подходе к управлению Крымом, в формировании законодательных органов власти не по принципу «только свои», а согласно честного, искреннего выбора народа. Мы до сих пор этого хотим.

– Вы верили тогда в порабощение Крыма украинцами?

– Я видел по телевизору киевский Майдан, слушал, что предрекали в отношении Крыма российские СМИ и, конечно, не исключал и возможные подобные провокации и беспорядки у нас на полуострове. Понимаете, крымчане всегда чувствовали свою обособленность. Для крымчанина что есть его дом? Крым! Его дом не Украина или Россия, а только Крым, прекрасный и уникальный, который он любит всей душой. Россиянин всей душой любит Россию, украинец Украину, а крымчанин Крым. И когда твоему дому угрожает опасность, встаёшь на его защиту, как мы в 2014 году.

– Вы видели врага?

– Нет.

– А кого же вы боялись и от кого защищались?

– Мы готовились дать отпор, если потребуется.

– Но не потребовалось?

– В общем-то, нет. Да и российских военных в Крым перебросили столько, что вряд ли бы кто решил к нам сунуться.

– А как потом получилось, что вас, активнейшего участника «Крымской весны», забросили на обочину политической дороги? И это после такой-то грандиозной победы!

– Моя «Крымская весна» продолжается. Тогда мы вместе победили одного врага, а теперь каждый в одиночку бьётся с врагом другим.

– И кто сейчас враги Олега Зубкова?

– Приспособленцы разных властных уровней, болтуны и проходимцы. Я, как предприниматель, всегда считал, что власть – это не более чем управленческий аппарат, действующий от имени народа и на благо народа, и в том числе от имени предпринимателей как части того самого народа. Но выяснилось, что люди, попавшие во власть, думают иначе. Если раньше я был одним из самых приглашаемых на теле- и радиоэфиры гостей, которому было что сказать, то сейчас, даже если сам буду проситься, не пустят к микрофону.

– Чего они боятся? Чего вообще им бояться?

– Боятся, что рухнет их идеология, основа которой в навязывании мнения, что Крымом руководит сплочённая команда профессионалов.

– А вы считаете, что это не так?

– Профессионалы, если уж они профессионалы, не реализовывают за счёт доступа к власти свои хобби, а действуют на благо, в том числе и нам, предпринимателям. Я, к примеру, мог сделать больше для Крыма.

– И много [других бизнесменов,] недовольных [политикой руководства республики]?

– С недавних пор я замечаю, что в среде бизнеса появилось две модели поведения – одна публичная, другая частная. Первая, естественно, патриотическая, соответствующая нынешнему мейнстриму, а вторая – это озабоченность и желание что-то поменять.

– А вы не сгущаете краски? Я, проехав по Крыму, почувствовал стабильность: люди трудятся и отдыхают, ремонтируются дороги. Крым живёт!

– А мог бы жить ещё лучше! Но крымской экономике, как выясняется, не нужна помощь крымских предпринимателей, не нужны наши инвестиционные рубли, власти всё ждут иностранцев с долларами, тщетно ждут вот уже третий год. Меня, готового вложить сотни миллионов рублей в развитие зоопарковой индустрии, открыто выпроваживают из Крыма. Это каково?! Это, скажите, разве государственное мышление? Чем я им не мил? Тем, что критикую их? Так ведь моя критика – это правда, подтверждённая фактами. И за правду они хотят наказать и меня, и Крым. И эти люди называют себя «команда профессионалов». Смешно. А грустно, что подход у них такой во всем. Я общаюсь с людьми, знаю. А Крым может и должен жить лучше, я в это верю.

* Текст интервью приведён с незначительными сокращениями.

01.02.2017 13:53

Депутат Волгоградской областной думы от партии КПРФ, член комитета по бюджету и налогам регионального парламента Михаил Таранцов, дал интервью корреспонденту ИА «Волга-Каспий» и рассказал о своей позиции относительно повышения тарифов, областного бюджета на текущий год, деятельности губернатора Андрея Бочарова в сфере ЖКХ и новой транспортной схемы Волгограда.

 

- Здравствуйте, Михаил Александрович. Первый вопрос касается того самого повышения коммунальных тарифов, против которого вы очень активно выступали. На недавнем заседании Облдумы, когда представители фракции КПРФ в очередной раз подняли эту тему, депутат от «Единой России» посоветовал вашим коллегам обратиться с жалобой к президенту США Дональду Трампу. Это такая норма общения между депутатами Волгоградской областной думы или же ваш коллега действительно имел в виду, что ответа на вопрос о повышении тарифов проще добиться от руководителя другого государства, чем от властей Волгоградской области?

 

- Мне трудно комментировать коллегу, но, судя по сегодняшней ситуации, имелся в виду скорее второй вариант. Зачастую не только простому человеку, но и депутату любого уровня проще достучаться до каких-то не совсем обычных структур, нежели до местных чиновников, непосредственно отвечающих за эти вопросы, и выяснить причины массовых проблем в сфере ЖКХ.

Даже наш губернатор нет-нет, да и сделает заявление о том, что чем больше разбираешься с проблемами ЖКХ, чем больше погружаешься в эту тему, тем больше возникает вопросов. Хотя мне кажется, что на самом деле все ответы на эти вопросы лежат на поверхности. Смысл их очень простой: сейчас власти всех уровней, – и большинство местных властей, и областная администрация, и значительная часть депутатского корпуса, представленная сегодня «Единой Россией», – не хотят всерьёз разбираться с этими проблемами, не хотят защищать интересы граждан. Явно или неявно, осознанно или неосознанно, они отстаивают интересы монополистов, коммунальщиков – кого угодно, только не жителей Волгоградской области.

Пока что ситуация, если мы говорим о повышении тарифов ЖКХ, развивается по линии ухудшения – с точки зрения материального положения, с точки зрения того, как она сказывается на бюджете простой семьи.

В моём же понимании в данной конкретной сфере, в том, что связано с повышением тарифов, именно власть должна быть на стороне граждан. Сегодня граждане остаются один на один с этими проблемами. Их всячески водят за нос, их обманывают, их вводят в заблуждение. Мы видим свою задачу в том, чтобы в меру наших скромных возможностей и ресурсов поднимать эту тему, защищать интересы людей и делать всё, что в наших силах, чтобы ситуация хотя бы не ухудшалась. Пока что ситуация, если мы говорим о повышении тарифов ЖКХ, развивается по линии ухудшения – с точки зрения материального положения, с точки зрения того, как она сказывается на бюджете простой семьи.

По сути, слова моего коллеги были «оговоркой по Фрейду»: это фактически диагноз сегодняшнего состояния проблемы. К сожалению, власть сейчас ничего не в силах с этим сделать. Поэтому и такая позиция – обращайтесь куда угодно, начальники на местах ничего не решают, не хотят или не могут исправить ситуацию. В результате страдают простые люди.

Заседание Облдумы 

 

- На заседании комитета Волгоградской областной думы по промышленности ТЭК, транспорту и дорожному хозяйству депутаты назвали повышение тарифов на услуги ЖКХ «экономически обоснованным». Насколько, по вашему мнению, эта формулировка соответствует действительности?

 

- Поводом для всех обсуждений на двух последних заседаниях Облдумы по коммунальным услугам был парламентский запрос к губернатору, который подготовила фракция КПРФ. В нём коротко излагалась суть вопроса и наша оценка, достаточно негативная. Всякий парламентский запрос предполагает вопросы, на которые депутаты хотят получить ответ (в данном случае – от губернатора). Первый вопрос звучит таким образом: «Какие есть причины и веские основания для столь резкого повышения тарифов на коммунальные услуги в Волгоградской области с 1 июля 2017 года?» Проанализировав ситуацию, мы увидели, что каких-то оснований для дополнительного повышения тарифов, на наш взгляд, нет.

Существует многолетняя практика: каждый год правительство для каждого региона устанавливает величину повышения тарифов на коммунальные услуги. По действующему постановлению правительства, к этому общероссийскому показателю региональные власти в лице губернаторов могут по согласованию с местными депутатами прибавить ещё какую-то сумму. То есть инициатор – губернатор, и если депутаты дают добро, то дополнительное повышение тарифов на «коммуналку» происходит волею региональных властей. В постановлении правительства прописаны порядка шести оснований для установления «дополнительных» тарифов. Вот их-то, этих оснований, мы в данном случае и не увидели.

Сорок муниципалитетов согласовали губернатору дополнительное увеличение тарифов. Все эти ходатайства и обращения к губернатору слово в слово повторяют друг друга. Меняется только название муниципалитета. Во всех этих обращениях из шести возможных оснований заложено только одно.

Я хочу напомнить, что у нас сорок муниципалитетов согласовали губернатору дополнительное увеличение тарифов. К общероссийскому показателю в 4,2% эти сорок районов и городов прибавили региональную часть – ещё 5,6%. Так вот, обращаю ваше внимание, что все эти ходатайства и обращения к губернатору слово в слово повторяют друг друга. Меняется только название муниципалитета. Во всех этих обращениях из шести возможных оснований заложено только одно: доведение величины коммунальных платежей до уровня 100% от «экономически обоснованного тарифа». Сегодня нам всё время говорят, что тарифы не стопроцентно обоснованы, – они льготируются, есть определённые правила, по которым часть платы за коммунальные услуги компенсируется гражданам за счёт перекрёстного финансирования предприятий, и так далее. То есть аргумент один – доведение уровня платежей до планки в 100% за счёт людей.

Я, как и мои товарищи по фракции, считаю, что это не обоснование. За последние пятнадцать-двадцать лет нам уже неоднократно говорили, что очередное повышение выведет уровень тарифов ЖКХ на величину в 100%. Но время проходит, и нам в очередной раз начинают рассказывать, что стопроцентная планка не достигнута. Никаких серьёзных расчётов мы не увидели. Никто так и не обосновал необходимость повышения тарифов на бумаге, а не на словах. Вокруг этого шёл спор и на комитете, и на заседании Облдумы, где рассматривался парламентский запрос. Депутаты-единороссы пытались доказать, что мы неправильно ставим вопрос, что эти тарифы действительно экономически обоснованы, что всё выверено, – но мы считаем, что это не так. Расчётов нам так и не представили, и в реальной «экономической обоснованности» такого решения нас никто не убедил.

 

- Некоторые депутаты открыто говорили, что инициатива по повышению тарифов исходила от губернатора Андрея Бочарова. Ваши слова, видимо, это подтверждают?

 

- Участие главы области в повышении тарифов было одной из ключевых тем, вокруг которых шло обсуждение, и достаточно жёсткое. Единороссы даже пытались нас обвинить, что мы необоснованно и бездоказательно утверждаем, будто бы инициатива по увеличению тарифов шла от губернатора. Они ссылались на постановление правительства №400 от 30 апреля 2014 года; оно регламентирует те вопросы, о которых мы сейчас говорим. Это постановление предполагает возможность инициировать вопрос о повышении тарифов со стороны местных органов власти. Действительно, предусмотрен такой вариант, когда соответствующая инициатива исходит от районных или городских депутатов. Но в данном случае та информация, которая у нас есть, позволяет говорить, что это была инициатива областной администрации, а значит – губернатора.

По форме всё пытались представить так, словно это инициатива местных депутатов. Совершенно понятно, для чего это делалось: чтобы вывести губернатора из-под критики в таком совершенно непопулярном, с точки зрения большинства населения, вопросе.

Об этом есть масса свидетельств самих чиновников из областной администрации. Есть свидетельства от руководителей тех сорока муниципалитетов, которые согласовали дополнительное увеличение тарифов. Есть многочисленные свидетельства прессы. Когда нам в очередной раз озвучили эти упрёки, я процитировал текст самого обращения, – ещё раз повторю, он идентичен у всех этих сорока муниципалитетов, он совпадает слово в слово. Действительно, всё это было оформлено в виде обращения местных органов власти в лице депутатского корпуса к губернатору. То есть по форме всё пытались представить так, словно это инициатива местных депутатов. Совершенно понятно, для чего это делалось: чтобы вывести губернатора из-под критики в таком совершенно непопулярном, с точки зрения большинства населения, вопросе.

Когда нас пытались уличить в том, что мы необоснованно обвиняем главу региона во всех смертных грехах по части «коммуналки», я процитировал последний абзац этого обращения. Текст звучит так: «В случае принятия положительного решения по настоящему обращению подтверждаем согласование проекта постановления губернатора Волгоградской области об установлении предельных максимальных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги по Волгоградской области на 2017 год».

Инициатива по повышению тарифов исходила от Андрея Бочарова 

 

- То есть проект постановления губернатора на тот момент уже был?

 

- Конечно. То есть это не проект решения в стиле «мы, депутаты, решили поднять для своих избирателей коммунальные тарифы, просим разработать такой документ». Напротив, всё совершенно чётко: «согласовываем проект постановления губернатора». Вопрос о том, что появилось первым, – яйцо или курица, – в данном случае не стоит. Совершенно понятно, что сначала был проект постановления губернатора, он был доведён до муниципалитетов, а потом уже в виде обращений вернулся к главе области. Кто несёт основную ответственность и чья это была инициатива, на мой взгляд, предельно очевидно. Естественно, ответственность несут и губернатор с его командой, которые инициировали это решение, и депутаты, которые согласовали это безобразие, представляя не интересы своих избирателей, а поддаваясь тому давлению, которое на них было оказано.

Какими бы ни были партийные разногласия и установки, мы же все идём на выборы и клянёмся, что интересы избирателей для нас на первом плане. Сегодня совершенно очевидно, что интерес избирателей – в том, чтобы не повышать тарифы.

Кстати, хочу сказать, что далеко не везде местные органы власти «прогнулись». В Волжском представители всех фракций объединились в этом вопросе и не проголосовали за согласование повышения тарифов. Чем, насколько я знаю, вызвали неудовольствие в администрации области. Надо воздать волжанам должное – они пошли на это, чтобы не допустить дополнительного повышения тарифов сверх общероссийского уровня. Это отдельный пример, который достоин обсуждения и всяческой пропаганды. Это то, к чему я всегда призываю депутатов. Какими бы ни были партийные разногласия и установки, мы же все идём на выборы и клянёмся, что интересы избирателей для нас на первом плане. Сегодня совершенно очевидно, что интерес избирателей – в том, чтобы не повышать тарифы, поскольку у большинства людей доходы не растут, а у многих они вообще падают. Поэтому Волжский – хороший пример того, как вне зависимости от фракционной принадлежности абсолютное большинство депутатов городской думы не стало согласовывать увеличение коммунальных тарифов.

 

- Как вы в целом оцениваете деятельность главы региона в сфере ЖКХ за всё то время, что он занимает свою должность?

 

- Политику губернатора и его команды в сфере ЖКХ, работу в данном направлении и её итоги я оцениваю крайне критически. Уже без малого три года отработал глава региона, и за это время было сделано много всяческих заявлений, в том числе грозных. Было обещано, что всех жуликов выведут на чистую воду, всех безобразников накажут, будет наведён порядок, людей не будут необоснованно терроризировать в сфере ЖКХ, тарифы будут обоснованными… Но время идёт, а кардинально ничего не меняется.

Да, есть отдельные примеры, когда недобросовестные управляющие компании привлекают к ответственности, наказывают, выявляют миллионные суммы хищений. Но лично я, – не только как депутат областной думы, но и как депутат, представляющий город Волгоград, – не вижу принципиальных изменений. Есть какие-то отдельные моменты и инициативы. Внимание областных властей к этому вопросу транслируется средствами массовой информации, в том числе грозные заявления губернатора, но я каких-то серьёзных прорывов и подвижек не вижу.

Пока что каких-то серьёзных доводов, которые говорили бы в пользу принятых концессионных соглашений, нет.

В этой связи тревожит эпопея с концессиями: сначала Горводоканал, теперь тепловые сети. Я внимательно следил за тем, как это обсуждалось на уровне города Волгограда, и сам не единожды высказывался по этому поводу. Честно говоря, я не услышал ответов на большинство вопросов, которые задавали граждане, обеспокоенные перспективами этих структур, и специалисты, понимающие, что к чему. Пока что каких-то серьёзных доводов, которые говорили бы в пользу принятых концессионных соглашений, нет.

Кто-то, возможно, уже запамятовал, но те же «Концессии водоснабжения» начали свою деятельность в Волгограде с того, что безосновательно подняли тарифы на воду под разными предлогами. Тогда и областной Жилищной инспекции, и целому ряду других организаций пришлось приводить компанию в чувство и возвращать ситуацию в рамки приличия. Это вновь демонстрирует подход, при котором нет интереса к нуждам людей, есть лишь стремление получить прибыль. При этом возможности местных и региональных властей влиять на ситуацию уменьшаются, потому что одно дело – муниципальное предприятие, другое дело – когда всё это отдано в концессию. Понятно, что концессионеры существуют не в безвоздушном пространстве: есть законодательство, есть всякие рычаги, но защищённость граждан во всей этой ситуации, с моей точки зрения, уменьшилась. Повторюсь: за то время, которое прошло с момента запуска концессий, я каких-то серьёзных изменений в сторону улучшения не вижу.

Госдолг Волгоградской области стремительно растёт 

 

- Повышение тарифов на коммунальные услуги происходит на фоне бюджета, который официально «выведен в ноль», но фактически является дефицитным. И вы, и другие депутаты уже говорили о резком сокращении расходов на образование и социальные нужды. При этом у Волгоградской области растёт госдолг, и это наводит на очень печальные мысли об истинном экономическом положении региона. Будучи членом парламентского комитета по бюджету, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию?

 

- Бюджет оцениваю очень критически. Я действительно часто выступал по этому поводу и на заседаниях рабочих групп, и на общественных слушаниях по проекту бюджету 2017 года, и на заседаниях комитета, и в Облдуме… Где только можно, я везде поднимал эту тему, потому что бюджет действительно не бездефицитный. Причём об этом не только я говорю. Есть заключение Контрольно-счётной палаты о том, что бюджет не сбалансирован, что даже минимальные расходы, – в первую очередь социальные обязательства области, – им не обеспечиваются.

Бюджет 2016 года был очень тяжёлым, но даже по сравнению с ним бюджет 2017-го на тринадцать миллиардов рублей меньше как по расходам, так и по доходам. Наши оппоненты, представители власти и «Единой России», могут сказать, что не всё так безнадёжно: в декабре уже были правки в бюджет 2017 года, и добавили четыре миллиарда. Это действительно так. Но даже если четыре миллиарда добавили, всё равно недостаёт девяти миллиардов по сравнению с тяжелейшим 2016-м годом.

Та же КСП приводила показательные примеры: тех денег, которые есть сегодня в областном бюджете на 2017 год по разделу «Образование», хватит только на заработную плату педагогов и только на восемь месяцев. Это касается школ и детских садов. Ни о каких учебных расходах речи не идёт. На выплату тех пособий и стипендий, которые предусмотрены для различных категорий обучающихся, в бюджет заложены средства всего на четыре месяца. Эти цифры говорят сами за себя.

Увеличивается не только госдолг Волгоградской области, но и расходы на его обслуживание. Если в 2016 году они находились в пределах трёх миллиардов, то в этом составят не менее 4,8 млрд рублей.

Вы абсолютно правильно сказали, что растёт госдолг Волгоградской области, причём весь прошлый год нам рассказывали, как замечательно администрация замещала коммерческие кредиты, взятые в своё время, бюджетными ссудами по ставке в 0,1%. Но теперь что-то никто не торопится рассказывать волгоградцам о том, что значительную часть этих бюджетных кредитов в 2017 году надо будет отдавать. Денег у области на эти цели нет, и она планирует (в бюджете это заложено) взять в кредитных организациях новые кредиты на 26,5 млрд рублей. Если сегодня бюджет области составляет около восьмидесяти миллиардов, то одних только кредитов собираются взять на двадцать шесть с лишним. Это астрономическая сумма, я такой цифры не помню за все последние годы. Так что увеличивается не только госдолг, но и расходы на его обслуживание. Если в 2016 году они находились в пределах трёх миллиардов, то в этом составят не менее 4,8 млрд рублей.

Катастрофически не хватает средств на исполнение социальных обязательств. Режем их, уменьшаем, что наглядно проявилось в ходе принятия и внедрения Социального кодекса, – и всё равно денег не хватает на то, чтобы обеспечить те социальные обязательства, которые ещё остались. Поэтому у меня крайне критическое отношение к бюджету, и я обо всём этом говорил с одной-единственной целью: чтобы достучаться до областных властей, прежде всего до финансистов, и чтобы они не убаюкивали нас необоснованными заявлениями о том, как всё хорошо и замечательно, а давали реальную картину.

Самое главное – чтобы власти работали над исправлением ситуации и слышали те предложения по улучшению положения с бюджетом, которые высказывают сейчас не только члены фракции КПРФ в областной думе, но и беспартийные профессионалы, и экономисты, и промышленники. Среди этих предложений много грамотных и толковых – было бы желание брать их на вооружение. Пока что такого желания мы, к сожалению, не видим.

Несмотря на все финансовые трудности, содержание органов исполнительной власти Волгоградской области нам по-прежнему обходится примерно в два миллиарда рублей. Содержание аппарата губернатора – в четыреста миллионов.

Когда денег не хватает, важно, как власть выстраивает приоритеты. Принимаются ли в условиях жёсткой нехватки средств решения в интересах населения? Я приводил эти цифры неоднократно: несмотря на все финансовые трудности, на сегодняшний день содержание органов исполнительной власти Волгоградской области нам по-прежнему обходится примерно в два миллиарда рублей. Содержание аппарата губернатора – в четыреста миллионов. Затеяли какой-то «ситуационный центр губернатора» – сначала выделили на него 45 миллионов, потом, после поправок ко второму чтению бюджета, из двух других разделов дополнительно перекинули 150 и 45 миллионов. То есть около двухсот пятидесяти миллионов потратят на «ситуационный центр». Я спрашиваю: «Что это такое?» Внятно ответить никто не может. Кто-то говорит: «Это для обеспечения безопасности во время чемпионата мира по футболу». Но ведь у нас есть специальный комитет по обеспечению безопасности. Быть может, его следовало бы перепрофилировать с учётом специфики чемпионата? У нас есть, кроме того, комитет по подготовке чемпионата. Может быть, в рамках имеющихся средств эту структуру профинансировать? Никто даже не говорит об этом. То есть порядка двухсот пятидесяти миллионов мы тут спокойно находим.

На разработку стратегии социально-экономического развития Волгоградской области мы в бюджете 2017 года выделяем двадцать миллионов рублей. Понятно, что это не та сумма, которая может спасти бюджет, но принципиально само решение. Вот он, приоритет. Я на заседании Облдумы задавал вопрос: «Если вы отдельно собираетесь платить 20 миллионов за разработку концепции социально-экономического развития, тогда для чего служит вся администрация области? Для чего нужны три тысячи чиновников, которые находятся под началом губернатора, если вы кому-то за эту стратегию собираетесь платить?»

Апогеем этого удивительного распределения средств, конечно, является выделение двенадцати миллионов рублей на строительство лифта в здании областной администрации. Всё это фарисейски облекается в «заботу о ветеранах», которые не могут подняться на второй и третий этаж, и для них якобы делается лифт. Но все люди, которые приходят с заявлениями, дальше первого этажа не поднимаются. Все приёмные и отделы по работе с обращениями граждан находятся на первом этаже. Что касается торжественных мероприятий, то они проходят два-три раза в год, и если это необходимо, то ветеранов, которые испытывают проблемы с перемещением в силу возраста и болезней, можно и на руках наверх отнести. Или же, как вариант, рассмотреть возможность переноса этих мероприятий в другие помещения. В любом случае, это совершенно не оправдывает траты 12 млн рублей на лифт для чиновников, работающих в областной администрации и думе, которые, очевидно, и будут им в основном пользоваться.

В областной администрации собираются строить лифт "для ветеранов" за 12 млн рублей 

 

- Помимо весьма странных статей расходов, заложенных в областной бюджет, администрации Волгограда и Волгоградской области периодически совершают крайне любопытные закупки. В первую очередь это касается достаточно крупных затрат на пиар – к примеру, недавно мэрия Волгограда объявила, что закажет производство и размещение телесюжетов на сумму в три миллиона рублей. Администрация региона тратит на аналогичные цели гораздо больше средств. Зачем такие закупки совершаются и есть ли в них реальная необходимость?

 

- Зачем они совершаются, вполне понятно. Официально их цель звучит как «информирование граждан о работе органов власти», но мы с вами прекрасно понимаем, что речь не идёт ни о каком информировании. Речь идёт фактически о пропагандистском продукте, о промывке мозгов жителям области. Их пытаются убедить в том, что власть в поте лица заботится о гражданах, хотя на самом деле это не так. Кстати, снижение расходов на СМИ, которые регулярно утекают из бюджета, было одним из предложений фракции КПРФ по экономии средств. Это как раз то направление, откуда деньги можно взять, чтобы решить более важные вопросы.

В бюджете 2017 года непосредственно в разделе трат на средства массовой информации денег не так много. Но чиновники – люди ушлые: они просто эти средства распределили по другим разделам. Что называется, «спрятали» под какие-то статьи бюджета, которые не так явно бросаются в глаза. Не сразу понимаешь, куда по этой строке будут направлены деньги – а они по-прежнему будут идти на финансирование так называемого «освещения деятельности органов власти», фактически – на пропаганду, не имеющую ничего общего с реальностью.

В бюджете 2017 года непосредственно в разделе трат на средства массовой информации денег не так много. Но чиновники – люди ушлые: они просто эти средства распределили по другим разделам.

Есть закон о равном доступе представителей партий, представленных в органах власти (в данном случае областной), к средствам массовой информации. Конечно, на самом деле никакого равного доступа как не было, так и нет. Ситуация в этом плане только ухудшается. Во всех репортажах, которые идут с заседаний Облдумы, идёт речь только об одной фракции – о «Единой России», о её позиции. О том, что по данным вопросам есть и другая точка зрения, никто практически ничего не говорит. Возможность донести до населения информацию через официальные, так или иначе связанные с бюджетом, каналы информации всё время уменьшается. Естественно, у людей создаётся впечатление, что и партия только одна – «Единая Россия», и в той же областной думе стоит тишь, гладь да божья благодать, и вопросы, которые непосредственно волнуют граждан (те же самые коммунальные тарифы), никто не обсуждает. Хотя на самом деле это неправда. Одно из основных направлений борьбы власти с оппозицией и другой точкой зрения – это стремление всячески замолчать предложения других фракций, в частности, КПРФ, по всем ключевым позициям.

Это одна из самых больных тем, потому что если бы сегодня было хоть мало-мальски объективное освещение ситуации в городе и области, тогда люди совершенно по-другому бы реагировали на выборы, на то, кого они поддерживают, приходят ли они голосовать. Конфигурация органов власти могла бы быть совершенно иной, и могли бы приниматься совсем другие решения.

Транспортным монополистом Волгограда становится холдинг "ПитерАвто"

 

- Каково ваше мнение по поводу внедрения новой транспортной схемы в Волгограде, ликвидации популярных микроавтобусных маршрутов и прихода в область холдинга «ПитерАвто»?

 

- Прошлым летом я впервые услышал идею об изменении транспортной схемы в Волгограде. Она озвучивалась на заседании профильного комитета областной думы. Ещё тогда к ней было много вопросов, не на все из них наши чиновники ответили, и то, как ситуация развивается, показывает, что этих вопросов меньше не стало.

С точки зрения того, надо ли наводить порядок с маршрутками или нет, – однозначно да. То, что сегодня есть много маршрутных такси, которые дублируют друг друга, создают дополнительное напряжение на дорогах и при этом отнимают пассажиров у муниципальных автобусов, – это совершенно точно. Но то, что сейчас происходит, я не считаю правильным решением вопроса. Я всегда выступал за то, чтобы по каждому маршруту всё взвешивать, максимально скрупулёзно подходить к анализу. Не может быть никакой «кавалерийской атаки», которую мы наблюдаем сегодня в транспортной сфере: «порубаем всех направо-налево, а потом посмотрим». Причём не просто «порубаем», а, похоже, «порубаем» для того, чтобы расчистить поле для каких-то близких структур.

Чрезвычайно беспокоит то, что мы катастрофически сокращаем поддержку наших муниципальных автотранспортных предприятий, находящихся в крайне тяжёлом состоянии, но при этом из того же бюджета «полным рублём» выделяем средства, чтобы помочь раскрутиться «ПитерАвто».

По поводу ситуации с «ПитерАвто» и специалисты, и пресса уже неоднократно высказывались. Есть два момента, которые я бы хотел отметить. Во-первых, среди той информации, которую я собрал из открытых источников, очень много критических замечаний в отношении структур «ПитерАвто» и непосредственно связанных с ними компаний по другим городам России, где они пытались развить свою деятельность. Во многих случаях это не просто замечания, а настоящие критические выступления. Я считаю, что прежде чем заводить эту компанию к нам в город, следовало семь раз отмерить: всё продумать, проанализировать информацию, выяснить, насколько она объективна, чтобы не повторять ошибки других городов. «Ошибки» в данном случае – это потеря средств бюджета и ухудшение ситуации для граждан. Мы с этим не можем мириться.

Во-вторых, чрезвычайно беспокоит то, что мы катастрофически сокращаем поддержку наших муниципальных автотранспортных предприятий, находящихся в крайне тяжёлом состоянии, но при этом из того же бюджета «полным рублём» выделяем средства, чтобы помочь раскрутиться «ПитерАвто». Если это частная структура, и она приходит с какими-то коммерческими предложениями, пусть раскручивается за свои деньги и доказывает, что она экономически более выгодна и эффективна. А так получается, что поле в сфере пассажирских перевозок расчистили под конкретную компанию. Это вызывает, мягко говоря, большие вопросы.

С каждым маршрутом надо разбираться отдельно. Сейчас горожане могут сесть на маршрутку и проехать значительное расстояние, заплатив один раз. Новая схема предполагает, что человеку потребуется совершать пересадку, а то и не одну, чтобы попасть из одного конца нашего весьма протяжённого города в другой. А пересадки – это, во-первых, деньги, во-вторых, время. Людей это беспокоит.

Поясню на примере одного маршрута. У меня в округе, в Краснооктябрьском районе, есть маршрутка №56, которая связывает посёлок Нижние Баррикады с Дзержинским районом. Кроме этой маршрутки, на Нижние Баррикады никакой транспорт не ходит. Там достаточно большой посёлок, который оторван и отрезан от основных магистралей в силу исторического развития. Когда маршрутку №56 закрывали в прошлом году, жители собрали более тысячи подписей в её защиту, причём они сделали это сами, их никто не организовывал. Сейчас говорят, что вместо «пятьдесят шестой» в Нижние Баррикады будет ходить автобус. Но автобус не дойдёт до крайней точки, куда доходит маршрутка, поскольку там происходит сужение проезжей части. А для людей удобно, когда к ним, что называется, под окна приходит маршрутка, тем более что в посёлке живёт много ветеранов и пожилых людей. Автобус, которым предлагают заменить маршрутное такси, не будет ходить до Дзержинского района – он довезёт только до Первой продольной, где людям опять придётся пересаживаться. Это чрезвычайно неудобно.

Поэтому я за то, чтобы ещё раз вернуться к этой теме и максимально всё взвесить. Надо и наводить порядок с маршрутками, и развивать муниципальный общественный транспорт, но не за счёт граждан и не в угоду коммерческим интересам отдельно взятой структуры.

Могу заверить, что мы намерены и впредь отстаивать интересы наших избирателей и привлекать всеобщее внимание к вопросам, имеющим большую социальную значимость.



Происшествия

Заведующая и медсестра Красноармейского филиала...
Подозреваемого в покушении на жизнь сотрудника полиции и...
Индивидуальный предприниматель из Урюпинского района оформил...
Жители Советского района избили собутыльника и, угрожая ножом,...
Бывший сотрудник УФМС России в г.Новоаннинский признан виновным...
Житель Волгограда сообщил в полицию о том, что несколько дней...
Заместитель начальника завода по переработке цветных и черных...
Житель Волгограда использовал компьютерные программы,...
    Фроловские супруги растратили субсидии на приобретение...
Следственное управление СКР по Республике Карелия возбудило...